новое Меня никогда не отпустит!

дрuгой

Юзер
Регистрация
12 Сен 2015
Сообщения
370
19.10.20
Молодой человек с понурой головой идёт по первому снегу в грязных белых кроссовках на высокой подошве. У него впалые щёки, рванные джинсы, косуха, ирокез, кольцо в носу, две серьги на одном ухе и большие зрачки: «Нет, это не ты! Это всё происходит не с тобой... Чёртов снег! — я хочу видеть всё говно, что находится под ним и рычать от омерзения! Я не хочу больше жить...» — действительно я не хочу больше жить. Уж лучше мгновенная смерть, чем перспектива сгнить заживо. Кого удивит мой оптимистичный настрой? У каждого свои проблемы и заботы, тем более посмотрите на меня: мне двадцать пять лет, я молод, подтянут, красив, образован, имею увлечения, много друзей и крышу над головой — какие у меня могут быть проблемы? В самом рассвете сил, а уже подыхать собрался! Я не спал и не ел вторые сутки по прошествию двухдневной «ремиссии» — я наркоман и ненавижу вовсе не снег, а себя... Сначала ты бьёшь кулаком в грудь и орёшь, что больше никогда не прикоснёшься к этому дерьму, излучая позитив и веру в светлое будущее; во второй раз ты более скромен, но от тебя продолжает фонить верой; на двадцать первый раз над тобой уже никто не смеётся — максимум какой-нибудь друг скажет «ага» с отсутствующим видом.
В очередной раз я довёл себя до крайности, что всегда была свойством моего характера. Снег сыпется хлопьями... Помнишь, как мама говорила, якобы это белые мухи, а ты вместе с сестрой-двойняшкой бегал по дому и вопил? Что пошло не так у того лучезарного ребёнка? Почему он утратил способность получать удовольствие от жизни? Сейчас я хочу стать чистым, как тот ребёнок или первый снег, поэтому я начал вести дневник своей борьбы с наркозависимостью. В отличии от наркотиков, «слово» — является реальным лекарством, оружием и защитой. Строка пронзает. Череда слов проносится веретеном длинною с жизнь.

21.10.20
Это было больно. Как будто тебя рвут на части изнутри. Тебе становиться сложно дышать, от не сходящего напряжения: оно витает в груди, в запястьях и лучевых костях. Меня тянет в разные стороны. Одышка... Трясущиеся пальцы вычерчивают кривые угольком сигареты в воздухе. Сэлфхарм?.. Держусь! Я не привык оставлять трусливые порезы только на предплечьях или бёдрах, как это делают пубертатные дамы — мои порезы на лице и шее. Эйфория и боль от них сохраняется намного дольше, как и ненависть к себе с последующим омерзением. Сегодня я произнёс слова, что лежали во мне мёртвым грузом все эти годы: «Мама, папа, ваш сын — наркоман и с каждым разом ему всё меньше хочется жить...» Я пишу дрожащими руками, отдалённо слыша их голоса, содрогаясь, как от скрежета ножа по стеклу. Мне хочется выпрыгнуть из тела к чёртовой матери и убежать от бренной оболочки как можно дальше... Дыши. Дыши. Дыши. От меня отказалась психолог, так как вместо повторной консультации я решил сначала напиться, а потом благополучно сорвать ремиссию. Умри! Умри. Умри...
Кажется я забыл самое важное! Какая субстанция настолько меня изуродовала? Она не одна. Вообще, я знаю немного людей, которые зависят от определенного вещества. Чаще всего их два или несколько — в моём случае это мефедрон, соль и героин/метадон. Сейчас расскажу про каждое из них.

Метадон. Впервые я попробовал наркотики, когда мне было 13 лет — это был пока ещё легальный спайс. В дальнейшем лет в мою жизнь пришли феназепам, кодеин и декстраметорфан. Кодеиносодержащие вскоре запретили, а за ними декстраметорфаносодержащие. Опиаты — это запретный, сладкий плод. Вскоре я обнаружил страсть в маке, героине и метадоне... Блаженство... Ты словно ракета, которая не может взлететь... Тебе становиться наплевать на всё происходящее — самодостаточный кайф. Рассудок особо не искажается. На протяжении восьми часов тебя периодически накрывает и отпускает, поэтому я всегда знал, что лучше не догоняться после плотной дозы. Чаще всего смерть наступает в результате передозировки (антидот — налоксон, но в случае с методоном нужна помощь врача даже после введения антидота), а получить её совсем несложно! В первый раз опиаты можно не понять, но со временем ты привыкаешь к блаженству,

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
становясь лёгким, воодушевлённым и в то же время раздражительным. Дозировка растёт... Ты мало ешь, пропадает необходимость в сексе и сон становится неглубоким, коротким. Все проблемы тут же отходят на задний план... Чувство тепла и уюта находятся внутри тебя, вместе с тошнотой и лёгкой усталостью. Если ты не на системе, то не почувствуешь никакой абстиненции, из-за чего подсесть очень-очень просто. К счастью я никогда не доводил себя до кумаров, но мне известно, что от метадона они длятся в два раза дольше, чем от героина и могут продолжаться целый месяц.

***
Я распластался по дивану,
Обняв свинцовую печаль,
А блажь подобна урагану —
Зрачок упал и смотрит вдаль.

Надежду сменит безнадёжность —
Тоска оплот моих желаний,
Лишь сердце хранит нашу нежность,
Коль разум полон от терзаний.

Голубка бьётся изнутри —
Заключена в грудную клетку —
Ломает крылья взаперти
И клювом тянется к розетке.

В цилиндре роза расцвела,
Колючкой впившись прямо в вену,
Её смертельная слеза
Тебя душой возносит к небу.

Воспоминанья не коллаж —
Не склеить прошлое руками...
Залип в разгаре кутежа
И полетел за огоньками...

Прошу тебя, не верь обману —
Давно голубка умерла!
Не стянет опий нашу рану
Какой б глубокой не была.

Соль. Я употреблял её эпизодически и часто за компанию, пока не нашёл в ней страсть; эфемерную уверенность, что сменяет тотальная зашуганность. Всегда ненавидел солевых, даже когда сам был под солями. Её курят, нюхают и колют. Когда куришь — она быстрее покидает организм. Первый час тебе хорошо, а остальные несколько — плохо: паранойя, страх, мания (заморочки), раздражительность, амбивалентность путающихся мыслей... A-PVP раскрывает в человеке всё самое гадкое, являя наружу навязчивое отвращение мертвеца из-под вздёрнутой простыни. Говорят, что те, кто её колют быстрее становятся конченными, но я знаю много примеров зависимости и саморазрушения от того же курения и интраназального употребления. Разница в том, что от инъекций легче получить передозировку, а от инфекций начинает гнить сердечная перегородка. Первые сутки — тяжёлые; вторые — легче. Мозг запоминает эйфорию от первого употребления и на протяжении всего трипа ты пытаешься прийти именно к этому первому разу: тебя попускает совсем ненадолго, но потом становится хуже и хуже. Она забирает всю волю. Солевого очень легко сломать и вызвать у него различные неадекватные реакции. Человек страдает, но не останавливается, пока она у него не закончится — с ней он, будто вцепившийся в оголённый провод. После употребления последней дозы, наркоман ползает под столом, и подолгу проверяет фонариком все места, где она могла быть. Желая найти потерянный кристалл, он собирает крошки, облизывая кончики пальцев и хочет приобрести ещё... Я же сбивал соль зэнаксом и мне поначалу казалось, якобы я могу её контролировать, однако это самая большая ложь — очень скоро она начала контролировать меня...

(это слишком отвратительная субстанция, чтобы писать про неё стихи)

Мефедрон. Это вещество с высочайшим аддиктивным потенциалом, который только кажется на первый взгляд безобидным. Оглядываясь на свой опыт, я с уверенностью скажу, что зависимость от мефедрона формируется сильнее и быстрее, чем от героина. Особенно от инъекций! Как я писал ранее — к опиатам нужно привыкать, а оголтелая эйфория от мефедрона приходит с первого раза, стоит человеку принять высокую дозировку. Странное, но в то же время безумное ощущение всепоглощающего блаженства ты испытываешь после приёма высокой дозы... Я дал ему название «Жуаууу» — стены плывут; цвета, музыка и всё тело превращаются в бесконечный поток счастья и всепроникающего блаженства. Тепло, страсть, нежность и сексуальное возбуждение становятся эфемерными спутниками в пустоту и отвращение. Но ты всё равно продолжаешь бежать за этими призраками, ведь мефа всегда мало... Тебя уже не прёт, но всё равно хочется вернутся в жуаууу... Его действие минут сорок пять или час, (если внутривенно, то полчаса).
Мефедрона больше нет — тебе противно от себя; от липкого тела в поту, что жмурится, глядя на утреннее солнце. Вонь кошачьей

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
мочи, сожженная слизистая носа, синяки на руках от задувов... Пройдёт неделя, две, месяц и тебе обязательно захочется ещё, да побольше! Многочасовой секс, которому нет завершения... Апатия и омерзение... Всё настолько фальшивое! Этот усилитель вкуса жизни легко увлекает, приводя тебя к нищите, болезни и смерти.

Кошачий глаз

Твои шипы оберегают нежность
От похотливых, жадных рук —
Не каждому понять чарующую бренность
Терзающих сердечных мук.

Кристальной чистоты зловещая игра:
Кошачий глаз не учит видеть вдаль!
Счастливой будь от ночи до утра!
На выходе рассвет — прими облаткой падаль:

«...Вся вшивость солнечных запутанных кудрей...
Пороки маленьких, отчаянных людей...
И каждый сирота с охапкой мёртвых матерей...
На рынке – инвалид, протезом дрочащий блядей...»

Ты трижды платишь за свою тоску —
Бежит по зеркалу извилисто дорога...
Хромаю часто и стенаю на бегу —
В руке ломается хрустящая иголка...

Вскрывай нутро овечка в волчьей шкуре,
И пусть взойдёт бутон твоих небесных чар!
Никто не будет плакать по заплывшей дуре,
Чья молодость прошла, а вместе с нею дар.


03.11.20
Уххх, ну и неделя выдалась! Даже не знаю с чего начать... В голове проебался конец скотча... Нет, не того скотча, что должен быть в моём роксе со льдом вместо полторашечного пива из наливайки. Время шесть часов утра: я пью пиво и у меня два пореза на лице. Как до такого дошло? Рецидив. Сейчас попытаюсь разобраться в произошедшем...

Существует так называемый «эффект маятника» — неделя в ремиссии: я снова чист, красив, гладко выбрит с аккуратно подстриженной бородкой. Даже не пью! Снова начал заниматься фитнессом дома и получасовая тренировка затягивается сначала на 45 минут, потом на час; активный поиск работы; трезвые встречи с друзьями; посещение библиотеки, где я собираю материал из статей, книг, ссылки на архивные данные о красном терроре и прочую краеведческую информацию.
Маятник качнулся в другую сторону: щетина, грязные треники «адидас», прожжённый пуховик, синяки от проколов и задувов на руках, сбитый режим дня и ночи, бешеный взгляд, едкий дух перегара и пота, проёбанные курсы актёрского мастерства (на которые меня взяли через знакомых), земля под ногтями, долги, сэлфхарм, забитая пепельница рядом с кроватью, дым безысходности и глоток безнадёжности...
Где найти этот мифический equilibrium?! По закону физики маятник рано или поздно должен остановиться. Скорее всего, его остановка — это смерть. Неужто мне нужно ждать тридцати, чтобы крайности отпустили меня? Нет! Ты же сам знаешь много инфантильных людей коим за 30 — вечные подростки с проявляющимися морщинами, что ноют о проёбанных возможностях и времени... На улице дождик. Нежно-персиковое небо отражается в грязных лужах депрессивной осени. Я сижу у окна и курю вторую сигарету подряд. Этот дождь пробуждает воспоминания утраченного «хорошего» и приобретённого «плохого», будто с неба упала капля воска на сетчатку...

10.11.20
Есть такое понятие: «Менталитет краба» — оно относится к людям, которые тянут тебя обратно на дно, когда ты пытаешься выбраться из ведра с такими же обреченными. Похожее поведение очень распространено среди наркоманов, поэтому необходимо оборвать контакты с ними в первую очередь. Я же пренебрёг этим важным правилом...
В ремиссии мне сильно хотелось гашиша — это самая безобидная из моих аддиктивных страстей, по-крайней мере, он с меньшей вероятностью способствует рецидиву, чего не скажешь об алкоголе. У меня есть друг Н.: он гопник — я неформал; он склонен к абьюзу — я же склонен к садомазохизму; у нас с ним разный уровень эрудиции и бывает не о чём поговорить, кроме того, кто-как торчал и исполнял. Но у нас с ним есть кое-что общее — наркотики. Мы можем без конца прикалываться друг над другом, однако всё наше общение завязано на движе.

— Чо делаешь? — пишет мне в мессенджер Н.
— Ничо. Лежу, читаю
— Пригоняй в гости! Только прихвати чо-нибудь пожрать к чаю
— Окей, скоро буду — ответил я в сообщении и тут же подумал: «Хмм... «Пожрать», наверное, есть варик гашбэном раскуриться? Если он собрался солиться, то посижу недолго и

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
придумаю как свинтить». Минут через десять я пошёл в магазин, где взял печенье. Спустя ещё десять минут я был уже у него. Пять минут — и у меня в руках оказалась лампочка с расплавленной альфой: «Ну сделаю затяжечку за компанию. Я же могу себя контролировать?..»; «Хм... Мне чо, на одной ноге хромать? Давай-ка другую...» После двух затяжек мы - макая печенье в чай - обсудили последние новости геополитики и внешней экономики нашей страны. Пожав на прощание друг другу руки, я со спокойным видом покинул его квартиру, прихватив с вешалки свою шляпу и трость. Смешно?.. Думаю не очень, особенно, если учитывать то, что последующие девять часов мне довелось коптить солевую лампу... Н. прекрасно знал о моей ремиссии, про которую я говорил ему неоднократно. Как-то во время очередных солевых посиделок я сказал:
— Собираюсь подавать документы на пересдачу ЕГЭ. Хочу поступить на факультет клинической психологии. Мне в любом случае понадобится вышка, учитывая то, что я всерьёз занялся литературным творчеством и увлёкся психологией.
— А нах тебе оно надо? — сказал Н.
И действительно: а нах оно мне надо? Я, как и все мы, родился на свет сквозь мочу и нечистоты, но вдруг решил увязнуть в них на всю оставшуюся жизнь...

Через несколько часов с нами оказался Г. — пару месяцев назад он вышел из тюрьмы, где отсидел около пяти лет. Нетрудно догадаться по какой статье его осудили, чья последняя цифра, так похожа на символ бесконечности...
Вскоре у Н. подвернулся варик: он замутил гашиш, поэтому к нему в гости должны были зайти пару парней, с которыми можно договориться, махнув соль на ляпки. Нам с Г. пришлось бродить по окрестностям. Мы с ним неплохо разговорились о жизни, о понятиях, об обстоятельствах, когда и кого можно шваркнуть на бабки или стафф:

*Давить на гнилуху — это арго, означающее ситуацию, в которой человек угощает тебя чем-либо, а потом просит за это деньги или подобную проставу. В этом плане у меня есть простой принцип: «О долгах говорят заранее».

*На процент берут ростовщики.

*Долги на воле замораживаются, если ты попал в тюрьму.

*Тебя приняли с грузом или партией? За них ты уже никому не должен — заплатил свободой.

*Здоровьем можно заплатить только один раз — если тебя отмудохали за долги, то они аннулируются. Если доебутся во второй раз, то уже можно предъявить за беспредел и звать впрягаться «старших».

Г. говорит, что «живёт по совести, а не по понятиям». У него есть извечное желание праздника, но нет целей в жизни. Г. отлично умеет жить настоящим, выжимая из момента всё. Он хочет казаться «честным», но честных наркоманов не бывает. Что Н., что Г. не обладают высоким интеллектом и нисколько не эрудированны, однако они прекрасно чувствуют момент, когда можно нагрузить, развести и всячески вывернуть ситуацию в свою пользу. Особенно Н. — тот никогда не останется «в минусе». Природа и особенности воспитания наделили его характер чертами неустойчивого и эпилептоидного типов личности. Те, кто читали «Мёртвые души» смогут отдалённо разглядеть в нём черты Ноздрёва и Собакевича. Иногда я думаю: «А что держит меня рядом с этими людьми?» — и тут же в голову приходит ответ — бегство. Смерть к наркоману приходит не с косой, а с граблями.

11.11.20
Я проспал максимум часа три. Не успев протереть глаза, я тут же принялся занимать на пиво. В такие моменты моё отвращение к миру и самому себе не знает границ. Наркотики приучают к эфемерности радости и ненависти. За наркотики ты платишь пять раз: деньгами, отхода́ми, здоровьем (в том числе психическим), временем, свободой (в том числе юридической). Заплатить одними деньгами — слишком мало и наивно.

Едва я допил бутылку, как мне тут же написал в секретном чате Л. — он взял два грамма кристаллического MDMA на перепродажу в розницу, но вместо тайника оказался прикоп, поэтому ему должны сделать замену. Л. ходил на место три раза, но безрезультатно. Ко мне он обратился за помощью, так как среди его знакомых я один из лучших специалистов по прикопам с минимальным количеством ненаходов.
Место находилось в людном сквере. После заморозков растения, по которым можно было

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
сориентироваться с ракурса фотографии, — зачахли. Шёл дождь, а глубина закладки была десять-пятнадцать сантиметров.
Итог первой совместной попытки: грязные руки, обилие матов, остервенелые лица, назойливые взгляды прохожих. После проезжающего мусорского бобика, мы взглянули друг другу в глаза и, молча отряхнув руки, отошли в сторону. Через полтора часа стемнеет... Нужно искать нестандартное решение в столь сложной ситуации. Изобретательности многих торчков можно позавидовать: я уверен, что со всеми этими схемами, манипуляциями, актёрскими талантами многие из нас смогли бы стать успешными коммерсантами и преапринимателями, однако мы выбрали саморазрушение, порой, и неосознанно... Само собой девушкам, проще получить желаемое, но им приходиться сильнее страдать морально. От подобного образа жизни дамы склонны быстрее терять свой шарм и красоту. Оглядываясь на (пока ещё) живые примеры, я скажу, что наркомания действует на дам более разрушительно, чем на молодых людей, коих среди наркопотребителей большинство.
Так-с... На чём я остановился? А! Нестандартное решение сложной ситуации. Нужно закурить... Идея пришла ко мне очень быстро:
— Так, Л., пошли по дворам деревяшек искать лопаты, грабли иль мотыги. Сейчас мы идём до тебя, переодеваться в максимально неприглядные и чёрные одежды (по-крайней мере я — Л. всегда носит только чёрное), а ещё возьмём пластиковый контейнер и если что, то мы с тобой ниибатцо рыбаки, копающие червей! — Л. посмеялся в ответ, но кроме как согласится с моей идеей маскировки, у него не оставалось вариантов.
Я нагло спиздил мотыгу с участка частного дома неподалёку от места ненахода. Не скажу, что горжусь собой, но в борьбе с ненаходом все средства хороши. Я переоделся в максимально неприглядные чёрные одежды; мы взяли контейнер и вернулись на прежнее место. В мелкий дождь почва была ещё рыхлой и не очень тяжёлой, а под дерниной роились черви. Моя идея придала нам уверенность. Уже через десять минут мы обнаружили клад. В голове вспыхнула фраза, которую однажды прокричала бывшая возлюбленная, когда мы с ней поднимали закладку: «Голь на выдумку хитра!» Как помню, я подскочил на месте и тут же взял её за ручку, убегая с места подъёма... На самом деле такого не было, просто мне всегда казалось забавным, если бы красивая и утончённая дама говорила дедовские фразочки невпопад.
От радости удачного съёма, я накинулся на Л., повалив его на мокрую листву, после чего он мягко попросил вести себя несколько скромнее и не привлекать внимания, ибо в его кармане находилось от трёх до семи лет лишения свободы...
Л. отсыпал мне 0,3 г МДМА. Кажется, я забыл кое-что прояснить... На отхода́х (не путать с выхода́ми) я принимал флуоксетин. Лично мне он более-менее помогает прийти в себя, так как флуоксетин является селективным ингибитором обратного захвата серотонина с умеренным перехватом дофамина и норадреналина, благодаря чему стабилизирует нахождение этих нейромедиаторов в синапсах нейронов. Но напомню, что я не врач — это мои субъективные догадки без медицинской базы! Я безумный учёный и подопытный кролик в одном лице... МДМА и флуоксетин — опасное сочетание препаратов, которое может повлечь за собой серотониновый синдром (известны случаи летального исхода). Зачастую наркоманы — это клопы, коих возьмёт не всякий яд. Порой слышишь истории сочетаний, потреблений, дозировок и думаешь: «Какого хуя оно ещё дышит и ходит на своих двух кривых?!» Однако смерть приходит к нам внезапно и с граблями...
0.1 г я снюхал — эффект был слаб и подбирался медленно. Что же остаётся?.. Я бежал домой со всех ног шелестя двухкубовым баяном в кармане...

В цилиндре роза расцвела, колючкой впившись прямо в вену...
Нахлынул жар и тело на кровати изогнулось дугой, словно мост: душа, пожалуйста, останься!.. Нежность и вкус карамелек во рту... Разум чистый, как кристалл... Мой член — это корень поваленного дуба, торчащий из земли... Руки скользят по бёдрам, косым мышцам живота, упругим грудям — их остановка стала шея, пока они не сползли по тому же маршруту до корня... Мой смех раздался эхом, завершаясь хриплым стоном... Зачем нужен

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
интернет, когда вся лучшая порнография находится у тебя внутри? К чему бездушная картинка; наигранные визги и ахи? Внутри раскрылся нежный бутон: красивый и твёрдый корень пронзает чёрно-розовую плоть эфирной незнакомки, которую я вижу всегда, и которую не найду никогда... Запахи, звуки, тактильность, образы, которые таит твой рассудок... Оно несравнимо с ничтожным изображением на экране — рафинированным и плоским.
На груди и животе жемчужная грязь смешивается с ванильным потом... Оглянись же: ты одинок! Ты жалок!.. Нет, в такие моменты тебе себя не пожалеть... Твой разум эйфорический кристалл! А дальше что? Как ты распорядишься своим состоянием?! Прослушивание надоевших трэков? Неглубокое онлайн-общение? Попытка завести диалог с девушкой из Тиндера? Всё эфемерно! Я крашу волосы в бледно-розовый и подпеваю Patti Smith... Стимулирующий эффект слегка угас, а эйфорический возрос. Меня размазало под Wing... Кто этот прекрасный молодой мужчина? Неужто я?! Наконец-то я полюбил себя... Я, как цветок подбитый дождём, стоял под душем, напевая самый известный кавер Мэрлина Мэнсона «Sweet Dreams». Меня никогда не отпустит!

(пустая страница)

Меня отпустило. Вечер закончился пивом у подъезда с моим другом-соседом... Я больше не вижу звёзд на небе, вижу людей вокруг себя — того же Л. с его пристрастием к амфетаминам, МДМА, мефедрону и азартным играм; вижу сутулость, что ужасно его портит! Ту же склонность к самоповреждению... Депрессивность и черты пограничного расcтройства личности. Знаешь, что общего у Н., Г., Л. и меня? Вечная инфантильность и подавленное чувство вины. Что у нас отняли?! Из-за чего внутри сработал механизм саморазрушения блажью? Мамочка, папочка, я ведь хороший мальчик?.. Я плохой, потому что вы не воспринимаете меня настоящим? Я не оправдал ваши надежды... Тогда я выколю себе глаз грязным шприцем, чтобы вам стало также больно, как и мне! — иголка с пронзительным воплем пронзает сетчатку и содержимое грязной лужи, свернувшийся контроль, расивор солей и инфекции впрыскиваются в орбитальную полость... Я отвергаю, отвергший меня мир! Образ Бога, социума, совести, морали — мамоптикум и папоптикум... Я буду делать больно себе и другим! Я буду делать приятно себе и иногда другим... Я навсегда останусь мальчиком, который не превзошёл ваших ожиданий. Мальчиком, с которым никто не считается; которого никто не слышит... За то... Я... Умею веселиться!

28.11.20
Уже более двух недель не употребляю соли. Правда, за это время я успел неслабо приторчать на мефедроне, метамфетамине, героине и амфетамине (с которого снимался зэнаксом). Сейчас у меня появилась работа, что более менее сдерживает от марафонов и запоев. Теперь я не только получаю пособие, но и зарплату (оформился через ЦЗН как на общественную занятость). По сумме выходит неплохо для Архангельска. С утра и до двух часов дня я разношу почту шесть дней в неделю. Такой график очень удобен для заверешения гештальтов в виде тренировок, внимания к творчеству и чтению. Изменения не происходят сразу — нужно постепенно ставить перед собой цели с последующим усложнением, дабы не пробудить депрессию. Это очень страшное состояние! Всё вокруг становится раздражающе медленным, будто пространство залито киселём, пока ты, либо испытывая либо раздражение, постоянно хочешь только есть и спать за просмотром пересмотренных мультфильмов или бесполезных подкастов на ютубе. Ты не хочешь жить, а выполнять те или иные действия приходится со стократными усилиями. Единственное, на что ты способен — это лежать, глядя в потолок, и потихоньку разглагаться.

Я поссорился с торчками. С Н. — вообще в пух и прах. Более двух недель я не общаюсь ни с кем из наркоманов. Могу описать себя, как человека весьма неконфликтного (если не употребляю опиаты или алкоголь в больших количествах). Во мне сложно вызвать злость, но если это происходит, то она подобна урагану, по прошествию которого я становлюсь весьма категоричным. Обида проходит очень быстро, а мои выводы на счёт людей остаются надолго...
Как же мы поссорились с Н.? Есть у меня хороший знакомый В. — он солевой; его старший брат отсидел

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
строгач за незаконный оборот наркотиков (сам же брат В. предпочитает алкоголь наркотикам и люто презирает наркоманов, как католик протестантов); В. сидел около года в колонии поселения (разбой); на всей щеке и скуле у него шрам, а на левой руке отсутствует безымянный палец — как так получилось? Я не знаю. Не спрашивал. Да и мне самому это не особо интересно — не имею привычки доёбываться до людей с идиотскими вопросами. Придёт время и люди расскажут сами то, что посчитают нужным. В. можно описать как гоповатого «чоткого пацанчика», любящего покурить соль и синтик (гашиш из технической конопли, усиленный спайсовым реагентом). У него была ебанутая бикса О. — до неё даже не нужно доябываться с идиотскими вопросами! Она сама расскажет всё и сразу, посвятив в не самые значительные аспекты своей биографии. О. употребляла то же, что и В., однако в отличии от В. у О. был ребёнок в детском доме и муж в СИЗО...
У Н. есть подушатаный Рено Логан, а также куча вариков на движ, но нет бабок. У В. и О. есть бабки, но нет колёс, да и варики у них тоже так себе — через раз ненаход. Понятное дело, что я свёл всех этих ребят, преследуя свои корыстные интересы. После выполнения всех наших чёрных делишек, мы хорошенько раскурились синтиком и солью у В. и О. Как только мы засобирались домой, В. забил нам пятку солей в лампу, которую Н. сразу же пригрёб себе. Н. сделал три плотные затяжки — я две небольших. Дабы не устраивать ссоры из-за жжёнки, Н. оставил право на обжиг за мной. Вместо того, чтобы идти домой, мне пришлось прождать около полутора часа тупняков и залипов Н. — то ему нужно в магазин; помыть машину или подождать, чтоб попустило от заморочки... Как только мы подъехали к моему дому, Н. принялся скуривать оставшееся в лампе... Я спросил:
— Ну, чо? Вкусно?
на что Н. кивнул — я еле сдерживался от того, чтоб не разбить раскалённую лампу о нагло-сосущий ебальник.
— На хуй пошла, свинина ебаная — рявкнул я, хлопнув автомобильной дверью.
Дело не в жжёнке, а скорее в демонстративном неуважении со стороны Н. Помимо данной ситуации у меня итак было немало претензий к данному персонажу, ровно как и замеченных за ним косяков, однако эта ситуация стала вишенкой на фекальном торте.

У меня есть старый друг К., с которым я тоже подпортил отношения. Мы с ним знакомы примерно десять лет. Совсем недавно наше общение внезапно возобновилось после полугодового перерыва. Тем вечером он зашёл ко мне в гости намефенным и с шальными глазами. Он угостил меня и мою бывшую возлюбленную дорогами порошка, а сам вмазался (не знал до того дня, что он тоже колется), после чего отбегал подрачивать в сортир. Стоило мне выйти из комнаты, как он сказал ей очень мерзкие вещи сексуального содержания... Она мне всё рассказала. Я наорал на него, перманентно послав нахуй. Он долго извинялся, но всё же я его простил, когда он заехал спустя месяц ко мне на работу и подогрел чеком мефа.
У К. есть жена и ребёнок... Я давно задумывался о наличии у него двойной жизни — люди, склонные быть для всех «хорошими», всегда вызывали у меня подозрение. К. часто строил из себя гомофоба, но как оказалось, он тайно видится с мефедроновым трансом по прозвищу «Фея», дабы укалываться мефедроном в вены, и предаваться срамному непотребству... Об этом мне рассказала сама Фея, с которой мы тоже перестали общаться. Я знаю её с отрочества, когда «она» был «он» — подростками мы гуляли в одной большой компании. Раньше она жила рядом с моим домом, куда вернулась вновь после нескольких лет бурной жизни в разных городах. Как-то мы разговорились на улице и после того, как я проводил её домой, мы снова начали общаться. Я часто звал Фею на вечеринки, куда она приходила с большим пакетом волшебного порошка, радуя всех гостей, что тут же выстраивались в очередь к кофейному столу. Однажды я проснулся в квартире на предпоследнем этаже жилого небоскрёба в самый разгар вечеринки: вокруг много людей; громко играет какое-то наркоманское техно, а я не могу найти свой телефон... Зайдя в сортир, я обнаруживаю Фею, расчерчивающую на моём смартфоне толстые дороги мефедрона:
— Мне надоело чертить на своём,

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
поэтому я взяла твой — сказала Фея, поманив меня взмахом руки.
По прошествию суток мефедрона мой нос был заложен наглухо — баянов в доме не было, но сдаваться я не хотел. Отсмаркиваться не помогало — мой нос снова закладывала водянистая слизь. Превозмогая боль и закупорку, я вдохнул дорожку, что тут же посыпалась обратно на телефон:
— Блять, ну надо же так казниться! — ныл я, тщетно пытаясь разнюхаться
— Вдыхай вторую, а то хромать будешь!
С большим трудом, снюхал и первую и вторую. Правда, я очень сильно сжёг слизистую, и мне пришлось перепробовать кучу разных средств от насморка. Спасает морская вода и маслянисто-эфирные назальные капли, но ни в коем случае не ксиметазолиновые средства.

14.12.20
С наркоманами нужно держать руку на пульсе, причём всегда. Многие думают, что мы постоянно врём, а на деле даже не мыслим об исправлении, но это не так! Вернее, не совсем так. Природа наркомана полна лжи и манипуляций, в том числе и лжи самому себе. Мы верим в эту ложь так искренне, что она становится для нас правдой. Мы верим в свою необречённость, однако застань кого-нибудь из нас с инсулинкой в руке, то будем до последнего отпираться и орать, что это витамины. Мы вечно что-то теряем рядом с вашими дворами, домами, подъездами и клумбами, тщетно пытаясь найти это что-то с оскалом злости и раздражения на лицах... Самоненаход — мы не замечаем как начинаем терять себя. Это медленный процесс метаморфозы из бабочки в раздавленную гусеницу... Как-то я задыхался от слёз - сидя в кабинете у психолога -, что копились во мне годами. Казалось, будто я пережил инсайт. Тогда испытывал такой душевный подъём, что думал, якобы я никогда не притронусь веществам. Через полтора часа я кололся чистым героином...
Мы верим, что можем исправиться и только благодаря этому мы ещё живы. Вера и цель — это то, что нас спасает. Из веры в светлое будущее мы уходим в ремиссию, но наша жизнь — это бесконечная череда ремиссий и рецидивов. Будучи чистыми, нам всегда кажется, что мы готовы свернуть горы, за которыми прячется счастье, не осознавая извечность нашей борьбы... Важно помнить: хотеться будет всегда, особенно остро — в кризисе. На жаргоне это состояние называется «нахлобучка» — всегда нужно знать имя своего врага, если ты желаешь его побороть.

Думаю, можно догадаться к чему такое длинное и несколько размытое вступление. Нахлобучка, кризис, рецидив... Я начал выпивать и несильно торчать: появились косяки на работе и замечания от коллег, вдобавок ко всему прочему — я забыл принести трудовой договор в ЦЗН! Мефедронавая нахлобучка, ненаход; зарплата и пособие должны были прийти в один день, но с учётом того, что бухгалтерия сначала отправляет отчисления в пенсионный фонд, а потом перечисляет зарплату — случилась неприятность...
Непродолжительный сон и хмурое утро... Оператор и кладчик делают всё до последнего, чтобы закрыть диспут в свою пользу. Открыв диспут, я сразу описал обстоятельства. Вместо того, чтобы пойти страдать на работу, я предпочёл посвятить своё время этому чёртову пустому кладу! Лай собак, косящиеся люди, остервенелое лицо, надорванные ногти и разбитые пальцы... В поисках гладкого камушка из эпоксидной смолы я провёл более получаса, даже когда телефон совсем разрядился. Проснувшись, я сходил за пивом и закрылся в комнате, не желая ни с кем контактировать. В качестве последнего аргумента я отправил фотографию своих истерзанных кистей рук с датой и названием магазина. Это сработало! Мне вернули деньги и я слегка поддатым поехал за чеком героина. Квест был очень лёгким. В районе девяти часов я упоролся до полуовощного состояния, чуть не проблевавшись на приходе.
Спустя час я более-менее пришёл в себя. Героин отлично замораживает чувства, а ещё делает тебя более смелым и похуистичным: «тебе хорошо в здесь и сейчас».
Этой смелости мне хватило, чтобы наконец-то включить телефон и позвонить вышестоящей коллеге. Я очень правдоподобно изображал стыд, виновность, переживание, давая ей взволнованные обещания «исправиться» чуть ли не через каждое предложение. Свой прогул я объяснил тем, что накануне наша трехцветная кошка Люся родила

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
четырёх здоровых котяточек, скушав из всего выводка только полтора котёнка, пока я вместе со всем подъездом так сильно радовался то за Люсю, то за её котяточек, что не заметил как начал запивать водку пивом — вышестоящая коллега посмеялась, простив прогул.
На самом деле я знал, что меня не уволят, нагло пользуясь тем, что там работать некому. За свою непродолжительную жизнь маршрут моей карьеры шёл через склады, кассовую дисциплину, продажи, финансовые организации, поэтому я прекрасно понимал, что работа почтальоном — это не мой уровень. Устроившись на эту должность, я - как говорится - хотел «и рыбку съесть и нахуй сесть», получая пособие, зарплату и надбавку при непродолжительном времени труда. Жизненная ситуация остальных коллег была гораздо труднее: у кого-то три работы; у кого-то развод, декрет и дети; у кого-то помимо двух работ пьёт муж, а ещё нужно воспитывать молодого пацана. Я бы не стал служить на почте без пособия, но раз так получилось, то придётся искать что-то новое и снова вставать на учёт в ЦЗН...
Пока у меня был героин, я был похуистически спокоен и даже более радостным, чем обычно, однако чек заканчивается на второй день... На оставшиеся с диспута деньги, я купил со скидкой полку мета. Клад находился в наиебейнейших ебенях, вдобавок меня полностью отпустило от хмурого — сей факт привносил раздражение, учитывая длинные расстояния, тяжёлые погодные условия и ограниченную способность телефона удерживать энергию в аккумуляторе. «Per aspera et zakladastra».

Это была утомительная дорога, в которой нельзя послушать музыку. Я часто думал над тем, как можно изменить своё состояние сознания без наркотиков и алкоголя? Моим ответом стала «музыка». Она, как ничто лучше, воздействует на чувства и эмоции, являясь наиболее точным их языком. Никогда не понимал людей, которые постоянно слушают радио или только то, что в трендах... Однако в данный момент меня беспокоило ни отсутствие музыки, а маршрут и заряд моего смартфона — будет очень неприятно, если телефон разрядится во время подхода к месту. Такие ситуации уже были. Обиднее всего, когда они случаются при поездке загород, заставляя тебя топать ногами и ругаться матом во всё горло.
На Северный край морозы вернулись с новой силой, от которых смартфоны начинают очень быстро разряжаться. Купив себе бутылку пива, я немного заблудиться, пока неожиданно не встретил Л.... Да-да, того самого «Л.», с которым мы откапывали кристаллы МДМА, притворяясь рыбаками.
Вот же встреча! Обычная случайность или ирония судьбы? Нас опять свели неожиданные и похожие друг на друга обстоятельства. Л. согласился составить мне компанию — я пообещал подогреть его метом. Как только мы пошли на место съёма, мой телефон начал очень быстро садиться! Неожиданно вскрылся один невероятный факт: оказывается Л. спрятал этот клад. В итоге, курьер сам же поднимал мне стафф:
— Вот это сервис! — сказал я с улыбкой на лице.
Мы прошли как можно дальше от места преступления, продолжая смеяться над хорошей и одновременно нелепой встречей. Само собой я его чутка подогрел метамфетамином. Он несколько раз отказывался сдать какой-нибудь адрес — не помогли волшебные слова: «Ну, пожалуйсто!!!». Попрощавшись, мы разошлись в разные стороны.
Начало смеркаться и небо стало цвета индиго. Я стоял под ярко-рыжим фонарём, засыпая мет в сигаретный фильтр, после чего сделал вдох, запрокинув голову, и, выгнул спину. Задерживая дыхание, я дал возможность мелкокристаллической субстанции с ароматом фиалок частично проникнуть в кровоток через лёгочные альвеолы. Лампа фонаря превращается в закат, став отправной точкой моего метамфетаминового трипа...

События, происходившие далее, были столь незатейливо-приземлёнными, что их описание в подробностях отталкивает. Два года назад, находясь под воздействием метамфетамина, я писал прозу; изучал творчество Даниила Хармса, читая не только его сочинения, но и научные статьи; изучал философское эссе Анри Бергсона «Смех»... Теперь же мой метамфетаминовый трип стал ограничиваться порно-сёрфингом. Ноутбук на животе, потное тело и мятые простыни; рядом с кроватью валяются

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
использованные шприцы... Призрак сладострастия витает перед глазами, словно голограмма. Кульминация отвращения происходит в момент, когда кончаются стерильные шприцы... Тупая, грязная игла с треском протыкает центряк: в памяти всплывают первые абсцессы, задувы, флебиты, инфекции и колющие боли в области селезёнки... Временами член превращается в кусок замёрзшего мяса, в котором ты изо всех сил пытаешься пробудить страсть. Временами ты закуриваешь, и, хватаясь за голову, вопрошаешь: «Боже, что я делаю? Со мной явно не всё в порядке!..»
Когда закончился мет, я взял закладку с граммом мефа неподалёку от своего дома. Сходил удачно, а дальше: грязные шприцы, потное тело, созерцающее порно с перекошенным лицом. Деградация и мерзость... Однажды я попал в реанимацию, когда мне было семнадцать лет из-за коктейля, составом которого были кодеин, клоназепам и алкоголь. Тогда я пережил клиническую смерть. Помню, как мельком видел своё тело со стороны, после чего, я растворился в розовом тумане... После произошедшего я год не притрагивался к наркотикам. Мне бы не помешала возможность взглянуть на себя со стороны, может быть, я бы употреблял гораздо меньше. Важно знать, что наркотики — это бельмо, а не призма.
Как-то один мой друг-гопник Р. звал меня съездить за адресом и хорошенько развариться спайсом, но как бы он не искушал — я был непреклонен (мне хотелось накуриться, однако я держался). В этот день его приняли с крупным весом, причём из-за глупости: он накурился и спёкся в тачке с корешем, забыв закрыть в машине двери... Моя мама и брат-инвалид были понятыми. Во время следственного эксперимента моя мамуля с наездом разнесла неопытных оперов за их же косяки (не имея юр.образования), чем поспособствовала добиться для Р. условки. Узнав о произошедшем, я разревелся от того, как вовремя решил сползти — заливаясь пивом у соседнего подъезда, я слышал рыдание его матери. Раньше мы любили накуриваться в машине и орать песни Сектора Газа. После произошедшего мне стало тяжело слушать наши с Р. любимые хиты. Эта неприятная ситуация также пошла на благо моей тогдашней длительной ремиссии.

28.12.20
Как я писал ранее — с К., и с Феей наше общение прервалось. К. я сдал жене, когда она мне писала в мессенджере; с Феей я разругался на ровном месте, но недавно мы снова встретились. Это было по прошествию двух суток солей и бутирата. Я проспал всего час, а потом в бреду начал орать песню Pixies - Debaser... Жёстко спалившись, и, напугав родителей, я голый ёрзал по кровати в неестественных позах, словно девочка из Экзорциста. Стыд, от которого ты съёживаешься, как при изжоге, получивший на молодёжном жаргоне название «кринж»... А нехуй борщить с бутиратом, обколовшись солями!
Мы встретились с Феей у моего подъезда и пошли до магазина, где я взял нам по бутылке пива. Фея рассказала мне очень занятную историю:
Последнюю неделю ДэПэСцы стояли на каждом углу. Во время очередной сессии Феи и К. — последнего остановили и попросили выйти из машины... Фея тут же взяла два грамма мефа и, завернув во второй зип, спрятала в карман. Через пару минут в машину пришли с обыском, откуда изъяли травмат К. Он шепнул на ушко спутнице: «выёбывай всё нахуй!» — но, Фея не пальцем делана, поэтому проглотила стафф... Приехала вторая мусорская буханка искать наличие запрещенных субстанций, но к счастью, всё обошлось. У них записали данные, потом К. показал лицензию на оружие, после чего их отпустили. Причину задержания назвали «неадекватное поведение водителя» — можно лишь представить панику самого водителя, у которого в машине находились два грамма мефедрона, травмат и трап... Позже Фея выблевала стафф и они поехали дальше мефиться, предаваясь срамному непотребству:
— Ну, Фея, с тобой я точно не пропаду... — сказал К., уезжая на встречу утреннему солнцу. Скоро они обязательно испытают омерзительное чувство от задутого мимо вены мефедрона, потных тел, что некогда ласкали лучи холодного северного солнца; страстный секс под порно без эякуляции... Экстаз заканчивается быстро, сменяясь механикой стереотипных действий, пытающихся его вернуть, но именно утреннее солнце

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
вселяет отвращение, беспардонно освещая то, что было скрыто под покровом ночи. Магия рассеивается, а мефедрон кончается... Утреннее солнце напоминает о проёбанных делах, деньгах и упущенных возможностях; его ехидные лучи, саркастично вопрошают: «А дальше что?..» — дальше ты сворачиваешься калачиком на потных простынях, пытаясь уснуть в позе эмбриона. Дальше тебя ждёт непродолжительный сон, тяжёлое утро, переходящее в день и вопиющая внутренняя пустота, от которой ты некогда бежал...

31.12.20
Люблю зимнюю прохладу. Люблю иней на деревьях. Люблю колючие тридцатиградусные морозы, сухой и шершавый снег под ногами. Люблю нежное ванильно-голубое небо, переходящее в алое зарево. Люблю пить по утрам свежесваренный кофе, покуривая сигарету, и прижиматься к отопительному радиатору. Choose life...
Ненавижу Новый Год, сопровождающийся суматохой и истерикой с щенячим восторгом. Товары по акции и гирлянды, коими обязательно нужно безвкусно увесить что попало — иллюзия праздника в разгар пандемии и нищеты. Этим утром к нам на Новый Год приехала моя сестра-двойняшка Даша. Как описать свою сестру? Психолог-педагог, умница, красавица, организатор детских праздников, путешественница, спортсменка-баскетболистка/каратистка, выездная марафонщица. Иногда я шучу, что когда мама рожала нас с Дашей, то меня по ошибке перепутали с плацентой. Если вы смотрели мультфильм «Эй Арнольд!», то вспомните серию, когда Ольга приехала погостить к родным, а Хельга ходила вне себя от жгучей ревности. Этот эпизод невероятно похож на всякий раз приезд, когда Даша приезжает домой... Наши серые стены начинают благоухать ароматом любви и заботы, стоит ей оказаться среди них. Дашу можно охарактеризовать как сильную девушку, что постоянно переживает за взаимоотношения и благополучие в нашей семье. Она матёрый полковник интерпола, а я талиб-террорист, извечно подрывающий устои нашего чахлого очага. Я знаю, что без проблем могу накостылять ей по первое число, но стоит ей надуть щёки; нахмурить брови и перейти на отчитывающий тон, как всё моё мужское естество сжимается, а я ору: «Нет, не бей — лучше абасцы!»
Всё это не отменяет тот факт, что я очень люблю свою двойняшку. Каким бы холодным и эгоистичным уёбком я не был — семья остаётся тем единственным, что я проебу в последнюю очередь. Проебать жизнь не так погано, как проебать свою любящую семью.

Началась готовка трапезы к ритуалу всемирного помешательства. Я был очень рад видеть сестрёнку, которая вскоре запрягла меня на приготовление салатов и мойку посуды, пока мама коротала праздник на работе в суточную смену, а отец деградировал за просмотром телевизора. Мы, то дурачились, как в детстве, то общались друг с другом на различные душевные темы, но не смотря на улыбку, в моей душе плодились колонии отравляющей тоски. В каждый Новый Год вместо боя курантов я слышу стук копыт четырёх всадников Апокалипсиса: Законодательные Дебильности, Растущая Безработица, Рост Цен, Путин — отвернись в сторону, выдохни и снова улыбнись...
Уже к раннему вечеру все мероприятия были практически завершены: мясо пропитывалось маринадом, отец готовил ежегодный морской салат, старший брат домывал остатки грязной посуды. Обычно к этому времени народ потихоньку начинает праздник с лёгкого алкоголя, но у меня не было ни денег, ни желания напиваться.
Тоска так и не собиралась никуда отступать, превращаясь в тёмные нити-канатики, что удерживали меня, как Гулливера в стране лилипутов Джонатана Свифта. Нужны действия, чтобы не чувствовать дыхание депрессии, высасывающую твои силы с каждым вдохом. Было сложно, но я кое-как прибрался в комнате, дабы создать видимость порядка — внимание рассредоточено. Начал чинить свою одежду под любимые песни Ланы Дель Рэй: зашивал кофту, чистил и ремонтировал обувь. Часто я далёк от быта и где-то там наворачиваю круги по орбите, но земные дела лечат душу после своего завершения. Это не происходит сразу, поэтому - как бы тяжело не было - нужно рвать канатики тоски.
Позже мне позвонили Ж. и А. Ещё не было и девяти часов, как Ж. с заплетающимся языком кричал в телефон:
— Дружище, с наступающим! Мы сейчас с

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
А. подойдём к тебе! Выходи на подъезд.
— Вас тоже! Сейчас выйду. Подождите пять минут — сказал я и пошёл, не спеша, собираться.
Ж. и А. сидели на лавочке у подъезда с двумя бутылками шампанского. Они тепло встретили меня, ещё раз поздравив с наступающим, после чего Ж. откупорил первую бутылку, произнеся какой-то глупый и банальный тост, вроде: «За нас и чтобы у всех нас в этом году всё было заебок». К этому часу Ж. успел нажраться водки, в то время, как А. казался более менее трезвым.
Опишу своих приятелей следующим образом: характер Ж. имеет социопатическую природу с чертами неустойчивого типа личности, у которого есть немало шансов попасть в тюрьму по глупой краже или кончить забулдыгой (уже залетал в гнездо кукушки на с белочкой). Новый Год — это самый что ни на есть его праздник, который он до сих пор ждёт, как ребёнок! Будто его клеточная память не позабыла Сатурналии, и с середины декабря у Ж. начинает закипать кровь. До шестнадцати лет Ж. вёл здоровый образ жизни, занимался кикбоксингом, по которому имеет разряд, и даже выезжал в другие города на соревнования: среди беспорядка в его комнате есть красная полочка с различными грамотами и медалями. Когда-то в их семье случился кризис и отцу пришлось оставить службу в органах. Вскоре они начали понемногу беднеть, а вместе с тем и чаще выпивать. Вопрос времени: «Что будет с Ж., если он попробует алкоголь?» Генетика, перинатальный период, детско-родительские отношения, детские сады и школы (как не только образовательные, но и институты социализации) являются важными факторами при формировании нашей психики — одно накладывается на другое, поэтому глупо винить одних лишь родителей, а также гены, удары головой и безучастие учителей. Не буду томить, думаю, читатель итак знает ответ: Ж. очень понравится алкоголь. Прям пиздец как понравится! Но у Ж. есть одна большая проблема — он очень плохо контролирует свои импульсы. Ж. рождён в здесь и сейчас, а «здесь и сейчас» должно пересекаться с удовольствием любого рода. Наркотики не затянули его настолько сильно, как меня — они появляются в его жизни эпизодически. Не успев пустить корни в саму структуру личности, вещества стали являться для Ж. чем-то вроде кульминации и десерта в разгар извечной праздности. Ж. всегда весел, но вместе с тем очень обидчив и злопамятен; плохо чувствует как других людей, так и чужие границы. Он спонтанен, импульсивен, недальновиден, хитёр, любит косить под дурачка, склонен к обману, мелким манипуляциям и всегда пытается вывернуть любое дело максимально в свою пользу. Напившись, он превращается в тупого, токсичного придурка, желающего поиграть на нервах у первого попавшегося ему на глаза, поэтому, завидев Ж. в таком расположении, я резко и с раздражением посылаю его прочь, иначе буду испытывать неприятное чувство, словно вляпался в такое говно, которое никак не хочет счищаться с рифлёной подошвы. Но Ж. всегда был доброжелательным парнем: с ним весело как просто валять дурака, так и вляпаться в какое-либо приключение, что само по себе появится у нас на пути. Я всегда дозировал наше общение с ним — тяжело будет тому человеку, у которого в жизни слишком много Ж.
Описывая А., я не буду настолько многословен, как при описании Ж. ввиду того, что А. я помню отдалённо из детства и, будучи взрослым, видел его буквально пару раз. Человек он весьма спокойный, а при посторонних людях немного скрытен — не скажет лишнего слова или какой-нибудь глупой шутки, в коей не будет достаточно уверен. Он сильно отличается от того А., которого я помню с детства — бойкого и вредного; временами конфликтного. Он тих, скромен, всегда более менее удачно вставит свои пять копеек в разговоры. В нём так же, как и в Ж. (да и как во всех наших героях) присутствует та некая внутренняя виновность (у Ж. она более выражена), коя зачастую обусловленна сутулостью. А. создаёт впечатление доброго парня; местами расчётливого, местами ведомого. Я не увидел в нём чёткой наркоманской личины, в коей так явно прослеживается страсть уйти от реальности посредством запрещенных веществ — он скорее любитель. Любитель, которого может затянуть. Чем

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
позже человек начинает употреблять наркотики, тем меньше они укореняются в структуре его личности (если же он вовремя не откажется от них или ограничится разовым экспериментом), опираясь на свой опыт и наблюдение за другими наркоманами — наиболее подверженная группа риска это люди юноши до двадцати лет с созависимыми матерями. Важно помнить, что в каждом случае основную роль играют психофакторы, о которых я писал ранее. Но вернёмся к А.: не увидев в нём наркоманской личины, я обрадовался тому, что у Ж. есть такие друзья, коих хотелось пожелать ему побольше — люди подобные А. могут сдерживать пылкий темперамент Ж., поэтому с ними у него будет меньше вероятности попасть в какие-либо неприятности.
Мы продолжали пить шампанское, обсуждая дальнейшее празднование. Ж. и А. звали меня с собой, но я отказывался, объяснив им, что буду отмечать за столом с семьёй, а позже лягу спать.
— Да, хорош, братан, это ж Новый Год! Все должны веселиться! — говорил Ж., недоумевая над моим выбором.
— Веселиться... А чему радоваться? Скоро цены подскочат! Экономика в жопе...
— Чо ты за говно унылое? Намутим чо-нибудь, пойдём на ёлку, поугараем и всё будет бэ-э-э-энч! И титьки и попки...
— Да не праздную я это долбаёбство! Мне уже настопиздело это вечное новогоднее исполнялово! Хочу...
— О, а помнишь как мы в позапрошлый Новый Год за метом ходили? — перебил меня Ж.
— Конечно помню! Ты ещё топорик взял... Вот именно это исполнялово мне и настопиздело! Посижу спокойно дома, пожру салатов, которые мы с Дашей всё утро готовили.
— Дашка приехала?! Нихуясе... И как она там?
— Да уж получше, чем ты — ответил я, на что Ж. неопределённо хмыкнул.
Пошла вторая бутылка шампанского. Я подкалывал пьяного Ж., который кричал то поздравления, то всякую ерунду в след проходящим девушкам и подвыпившим компаниям. Временами испытывал испанский стыд, думая о том, как бы этот дурак не нарвался на кого... Вскоре у ребят появилась идея зайти на сайт и посмотреть увеселительные субстанции. Я отказался всячески участвовать в этой затеи. Дело в том, что я очень люблю свою сестрёнку и пока она дома, я ни в коем случае не буду её расстраивать. Даша очень любит мой ясный взгляд и ту оживлённую лёгкость, что просыпается во мне, когда на несколько дней и более наркотики исчезают из моего образа жизни вместе с алкоголем (в больших количествах). Она говорит, якобы я сразу становлюсь другим — живым человеком, с которым интересно общаться; приятно проводить время. Моей сестре хватает всего нескольких секунд, чтобы определить в каком я нахожусь состоянии. Пока парни заходили на сайт, Ж. спросил меня:
— Давно виделся с Н.? Как он там?
— Хуй знает. Мы не общаемся.
— А чо так?
— Считай из-за хуйни поссорились — из-за лампы. Но дело далеко не в лампе. Козлина он потому что. Мало того, что ведёт себя с друзьями по-свински ещё и своих же наябывает на каждом шагу. Сам знаешь, как он либо крысит стафф, либо вообще внаглую заберёт зипак себе — пиши «пропало».
— Да-да, есть за ним такое. В прошлый раз мы с А. пошли с Н. на адрес, он покопался пару минут — говорит «ненаход»; взяли второй — нашёлся, поехали к нему. Тот весь вечер держал вес у себя. А когда мне сеструха двоюродная дала пакет с пирожками, я его случайно забыл у него в тачке, а потом вообще дозвониться не мог!
— Я помню, ты уже рассказывал. Знаешь, Ж., я вот верю в карму, причём не как в мистическое воздаяние, а как образ жизни/поступки, которые до добра не доведут. Нарвётся или наебёт не того, кого надо — будет без своих солей сидеть в углу и бояться, а то и огребёт конкретно
— Во-во! Чёрт он последний потому что. В пизду, с ним двигаться себе дороже выйдет! — бубнил Ж. открывая браузер.
У Ж. и А. было на двоих чуть больше двух тысяч рублей. Естественно, к этому часу всё, что можно было купить за такие деньги было распродано — нужен был третий человек с деньгами и желательно на машине. Неожиданно из подъезда выходит моя сестра.
— О, Даха, с Новым Годом! — громко, восторженно сказал Ж. и полез к ней обниматься.
— Эм... Привет, тебя тоже. Давай без этого?
— Да, ладно-ладно — Ж. отошёл в сторону.
Даше была

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
неприятна компания, в которой я нахожусь. Она тут же просканировала меня неодобрительным взглядом, пытаясь выявить изменённое состояние сознания, после чего спросила:
— Надеюсь ты никуда свалишь?
— Нет. Я же сказал, что буду дома. А ты куда пошла?
— В магазин
— Хорошо
В скором времени Ж. совершает прыжок с переобуванием в воздухе и говорит мне:
— Слушай, а дай номер Н.
— Ты чо? Дурак? Мы же только что говорили...
— Да, ладно! Н. — лучший в мире человек! Ву-у-у-у-у-у-у! Давай! Давай номер Н.
— Да, как хочешь! — я отплюнулся в сторону и продиктовал номер, который знаю на память.
Вторая бутылка шампанского подошла к концу. Как раз к этому времени подъезжает Н.: Ж. сразу же побежал к нему с поздравлениями; А., явно прислушавшись ко мне, посмотрел в его сторону настороженным взглядом. Н. смотрел на меня с идиотской и неловкой улыбкой — я холодно поздоровался с ним. Они стояли, обговаривая дальнейшие действия, пока я курил в стороне. Заметив издалека сестру, я подошёл прощаться с парнями. Меня спросили ещё раз не поеду ли я, но мой отказ был железным. Стоило мне подойти к ней, она спросила:
— Блин, что за ущербы? Неужели это твои друзья?!
— Это Ж. и А.
— Нифига себе! Я вообще ни одного не узнала! А когда Ж. подошёл, я подумала: «Блин, что за алкаш ко мне лезет?!»
— Ну, ты же знаешь, что я с разными людьми общаюсь... — сказал я с некоторой неловкостью. И действительно — у меня разный круг общения: от художников и музыкантов до различных подозрительных личностей.
— Не представляю, о чём с ними разговаривать. Вы торчите вместе?
— Бывает и такое...
— А сегодня ты точно ничего не употреблял? — Даша вновь просканировала меня подозрительным взглядом.
— Точно!
— Ну, смотри у меня!

Стол накрыт — мы с семьёй провожаем старый год. Тоска стоит у меня за спиной и обнимает так крепко, что мне тяжело дышать. Я чувствую её изнутри и снаружи. Лекарство находится где-то внутри моего сознания. Лекарство — это смирение со своими чувствами, а я мальчик с чьими чувствами не привыкли считаться, из-за чего он начинает вредничать, растождествляясь с ними: теперь ему комфортны тёмные цвета и заниженные ожидания, что намного проще, чем простить. Праздник — это вовсе не ритуалы, а единение душой с родными людьми, которые могут уйти из жизни. Не нужно притворяться. Смирись и прости, отпустив тоску в бесконечное пространство, ведь держишь её именно ты, подобно воздушному шару. Глупый мальчик продолжает вредничать...
Даша купила две бутылки шампанского на себя, меня и брата, пока папа довольствовался коньяком. Он угостил нас с братом двумя стопками на каждого, пока не настал Новый Год, который все начинают с шампанского. Папа удивился, узнав, что в этот Новый Год я буду дома:
— Наверное заболел — сказал он с шуточным удивлением.
По телевизору началось обращение президента — все замолчали. Мой взгляд, источающий неприязнь, покосился на экран:
«Уходи. Уходи! Сколько можно издеваться над людьми? Сколько крови должно пролиться, чтобы ты вдоволь насытился ей?! Нет, ты сам не уйдёшь, ибо пролилось слишком много... Ты заложник своего поста, а также жадности, страха и роскоши, что утешает твою изувеченную душу — они растут пропорционально друг другу, но когда-нибудь жадность и страх сведут тебя с ума, заставив оступаться вновь и вновь; когда-нибудь жадность и страх сведут с ума твоих друзей, заставив их предать тебя».
За нашим столом нельзя говорить о политике, иначе мы с отцом начнём сначала спорить, а потом ругаться, после чего он обязательно психанёт, окончив застолье. Отец откупорил бутылку шампанского и, чокнувшись бокалами, мы говорили пожелания на наступивший год. Если бы дома была мама, то она обязательно сказала то, что говорит каждый год: «Надеюсь, что в этом году сына найдёт себя и больше не будет нас расстраивать» — далее начинаются обсуждения меня при мне, а я сижу с бокалом, и с кислой миной ковыряюсь в салате.
Обычно мы не делаем друг другу подарки, а просто сидим за столом, за исключением мамы, которая каждый год дарит мне не дорогую, но хорошую туалетную воду известного немецкого бренда, что полюбилась мне ещё с

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
пятнадцати лет. Даша подарила нам с братом по праздничной коробке с конфетами, а отцу халат и карту мира, где можно, протерев монеткой, отметить страны, в коих он побывал. Вскоре началось обсуждение наших достижений в этом году. К брату Андрею мы относимся снисходительно из-за его аутизма (инвалид детства) — меня радует то, что он продолжает рисовать: одна из его картин стоит у меня в комнате; некоторые из них хранятся у меня с тех пор, как мама зачем-то захотела выбросить. За минувший год Даша получила командировку в Марокко, поучаствовала в казанском марафоне, слетала во Вьетнам. За всю свою жизнь я не удостоился ни одной грамоты или награды, что не печалит меня вовсе — любые внутриличностные достижения всегда обходились мне дороже. Для меня важны творческие успехи, например, в минувшем году мою прозу опубликовали в литературном журнале. Папа отплюнулся:
— Хоть бы прок был от твоей писанины
— Первая публикация это реальное достижение. Кого попало в литературных журналах не публикуют
— В карман не положишь
— Имя стоит намного дороже
— Да что мне твоё «имя»?! Тебе двадцать пять лет, а ты до сих пор сидишь на нашей шее
— Я же работаю
— А денег-то не видно! Я помню, как ты мне сказал, когда вам с Дашей было по четырнадцать лет: «Папа, когда-нибудь ты будешь мною гордиться» — видать не доживу до этого!
— Так, всё! Меняем тему и прекращаем ссориться! — вмешалась Даша, остановив перепалку.
Застолье продолжалось: мы слушали истории отца — штурмана дальнего плавания и капитана речного судна на пенсии. Он побывал во всех европейских морских портах и на четырёх континентах. Папа рассказывал как полгода стоял в греческом порту, где ел с вином или бренди свежих мидий, облепивших их судно; про Бразилию, где встретил в баре нацистского преступника, бежавшего по Крысиной тропе. Отец вспоминал, как он подсел к ним сам - помимо акцента его выдал возраст -, узнав, что они с коллегами русские, тот молча покинул бар.
Когда застолье подошло к концу вместе с шампанским и морским салатом, я пошёл к себе в комнату, включив песни Эллиотта Смита в разнобой. Тоска придавила меня и единственное, что могло помочь — это отождествиться с ней. Фейерверки, гул вперемешку с воплем за окном усиливали раздражение: «Стадо баранов» — думал про себя я. Ко мне постучалась сестра. Пройдя в комнату, она поинтересовалась всё ли у меня хорошо. После того, как я высказал ей всё своё раздражение, мне стало немного легче. Она начала меня подкалывать, а я начал подкалывать её и уже совсем скоро мы оба смеялись. Тогда мне стало ясно: внутреннее одиночество — это причина моей тоски. Мы начали говорить обо всём: о празднике, о людях, о чувствах, о родителях, о детстве; не упустили из виду мою наркозависимость:
— Я заметила, что ты ничего не употреблял ни на кануне ни пока я здесь. Когда ты обдолбанный, у тебя становится такой взгляд, что я перестаю узнавать в тебе своего брата. Мне хочется злиться на тебя, а внутри становится очень грустно
— Я пообещал себе, что пока ты тут — буду ходить чистым
— Очень рада это слышать. Хоть все и считают тебя законченным наркоманом, я всегда верила в тебя и буду верить. Был бы ты каким-нибудь обрыганом, я бы давно на тебя забила, но, блин, ты умный...
— Ты правда так считаешь?
— Да! Правда, голова у тебя работает не в том направлении. Представляешь чего бы ты смог достичь, если бы не торчал?
— Я даже не думаю об этом... Спасибо, Дашенька. Я тебя очень люблю, каким бы холодным уёбком я не был
— Это я знаю, вонючка
Мы обнялись и тоска полностью покинула меня. Позже Даша рассказала мне о моём несостоявшимся похищении. В какой-то момент я перестал контролировать импульсы и начал обкрадывать своих же стариков — этот момент стал точкой невозврата. Можно красть долго, незаметно, но рано или поздно наркотики прожигают внутри чёрную дыру и жадность берёт верх над расчётливостью — тогда ты палишься. Каждый раз муки совести объединялись с отходами, становясь терзающим дуэтом внутри меня. В начале минувшей осени, сестра написала мне какую-то непонятную угрозу, после которой я сначала нагрубил ей, а потом извинился. Оказалось моя

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:41
сестрёнка это крутая девушка со связями, позволяющими ей решать из другого города судьбу ахуевшего брата-наркомана. По её словам, всё уже было готово — меня должны были выследить у подъезда; поколотить для устрашения; надеть на голову чёрный мешок и увести к старику в Тайгу на несколько месяцев принудительного рехэба, где я буду должен помогать ему по хозяйству; ухаживать за скотом, а на тысячу километров нет ни одного дома, т.ч. мне не сбежать. Однако Даша отменила операцию в последний момент. Я слушал её с открытым ртом, зауважав ещё сильнее:
— Ахуеть. Какая у меня сеструля крутая...
— Так что знай — у меня есть связи. Веди себя хорошо и не расстраивай родителей! — сказала с улыбкой Даша, попросив никому не рассказывать о моём несостоявшимся похищении.


15.01.21
До сих пор не торчу, что только меня радует, но внутри я ощущаю сильную усталость от новогодних праздников — это не иначе, как мёртвые дни для безработного. После отъезда моей сестры в наш город прилетели М. и Т. — мои друзья детства, переехавшие в Рязань. Т. — мой друг с детства, а М. — моя подруга с подросткового периода. И с Т. и с М. у нас были компании друзей, которые позже объединились в одну банду. С Т. я употреблял алкоголь и сигареты; с М. я курил спайс, что стал моим первым наркотиком. Из всех ребят затянуло только меня — остальные ограничились экспериментами в юности. Не каждый, кто попробует наркотики, превращается в наркомана, однако тот, кто обнаружит в них защиту и потаённую страсть обязательно пойдёт дальше. Легко отстаивать обвинительную позицию, находясь по другую сторону — при погружении в проблему это будет очень трудно, особенно, если ты успел испытать искушение на собственной шкуре. В пятнадцать лет я угостил сестру гашишом и в отличии от меня, она не стала наркоманкой, как М. и Т., что обнаружили свою страсть в алкоголе. Мы пили всю неделю с их приезда, временами отлёживаясь в похмельных стенаниях. В своём дневнике я пишу о проблемах наркотической зависимости, а не алкогольной, поэтому я считаю важным обратиться к собственным причинам, оставив следствие на время в стороне, и упустить из виду наш недельный кутёж.

Детство
Нас с сестрой часто сравнивают, задаваясь вопросом: «Почему вы такие разные?» — нас воспитывали разными методами. Оскорбления и тумаки мне прилетали от обоих; Даше только от матери, и то, когда отца не было дома. Даже сейчас больно вспоминать: уже пятнадцать минут сижу перед пустой строкой и чашкой с остывшим кофе, будто тусклый прожектор проигрывает полупрозрачные воспоминания, по прошествию которых я ощущаю себя обруганным, побитым и сильно одиноким. Помимио оплеух, пощёчин, ударов по спине и плечам, мне прилетало ремнём, скакалкой, даже кожаной плёткой, которую дядя Юра подарил отцу, заботясь о моём воспитании (я постоянно её прятал). Больно видеть агрессию на лицах родителей. Больно слышать такие слова, как: урод, тупой, козлина, сволочь, сучёнок. Больно, когда тебя не слышат и не чувствуют. Они никогда не извинялись... Заметив, что с ребёнком что-то не так, мать начала душить меня контролем и гиперопекой, вызывая отторжение. Я очень быстро научился манипулировать ей... Отец продолжил жесткое воспитание, думая что таким образом закалит мой характер, например, он мог наорать на меня или дать оплеуху, если я на пять минут опоздаю домой или начну пререкаться. Всякий раз, когда дома что-то случалась — виноватым был именно я, соответственно и наказание доставалось мне без особого разбора... В начальных классах я частенько дрался с одноклассниками: как-то против меня собралась целая шайка, но осадить меня не вышло. Дисциплина сильно хромала. В средних я начал стравливать одноклассников, постоянно кого-то унижал, а то и вовсе срывал уроки, издеваясь над самими учителями — на страницах дневника всё чаще стала появляться красная ручка. Помню, как в одиннадцать лет, после очередного избиения со стороны отца, я взял перочинный ножик, который всегда носил с собой, сказав сестре: «Если он ещё раз меня ударит, то я его пырну!» — она начала меня умалять, чтобы я этого не делал. Спрятав ножик, я ждал когда же он придёт, но

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:42
папа так и не пришёл... Тогда мой клинок повернулся на сто восемьдесят градусов, открыв для меня новое развлечение в виде сэлфхарма. Я резался дома, на уроках, чтобы почувствовать себя живым, либо выплескивал таким образом агрессию и обиду. Этот процесс проходил с большим интересом, принося мне некоторое облегчение. Позже я начал колоть губы и щёки английскими булавками. Меня затягивало в плохие компании, с которыми мы ползали по заброшенным домам, травили бомжей, учились курить, пробовали алкоголь и проникали на частные территории, перелезая через забор, или выбивая стёкла в окнах. С одиннадцати лет я на учёте в ПДН...

Родители
Читая вышеописанную часть «Детство», можно сделать ошибочный вывод, что мои родители токсичные монстры, а семья неблагополучная. Это лишь одна из граней. Судьба моих родителей сложилась ещё более суровым и травматичным образом.

Отец родился в период послевоенного сталинизма, когда все жили в нищите и страхе. Во время Великой Отечественной Войны мой дедушка прошёл через бойню под Сталинградом, пока бабушка днями и ночами трудилась в тылу. Из всей дивизии их осталось тринадцать человек, включая моего дедушку, что принял командование ротой на себя — ему было всего девятнадцать лет, когда он потерял правую руку. Папа рассказывал, как дедушка ходил с перебитой рукой, пока в ней не завелись черви. После ампутации ему давали морфин. Дедушке понравился морфин и он просил продолжать инъекции, но врач отказал: «Больше нельзя — станешь наркоманом». Не смотря на потерю верхней конечности, он строил дом, мог копать и чистить картошку одной левой, даже сумел сколотить бабушке гроб перед собственной смертью гроб. В мирное время он служил директором библиотеки, кинотеатра, а вскоре получил должность в управлении на железнодорожной станции. Война закалила дедушку, огрубив его характер — в людях он признавал только достижения и силу. Его методы воспитания были достаточно суровы: можно было получить от него ремнём за обыкновенное пререкание; увидев, как мой старший брат кидается в стену недозревшим грецким орехом, дедушка подошёл к нему и заставил съесть все брошенные плоды. В детстве папа много болел. Не смотря на украинский чернозём, проблемы продовльствия оставались одними из главных: отца насильно откармливали топлёным салом, чтобы он смог хоть немного поправится. Часто дедушка с бабушкой уезжали на курорты, оставляя папу и его старшего брата на прабабушку, которую не особо заботили внуки. В свои четыре года, пока дядя был в школе, папа гулял по городу один и смотрел на прохожих — когда он рассказывал это, я всегда замечал, как на его лице проступает обида.

Детство моей матери было более жутким, чем детство отца. Когда дедушка был трезв, он проявлял себя примерным семьянином и человеком с «золотыми руками», делающим на заказ практичную мебель. Стоило ему напиться и он превращался в абьюзивного тирана, избивающего свою семью. Когда мама с дядями прятали бабушку, он жестоко бил их, выстроив в линейку. Она не смогла это выдержать и вышла из укрытия со слезами на глазах — дедушка схватил её за волосы, утащив в соседнюю комнату, где сначала избил, а потом изнасиловал... Они прятались от дедушки у родственников, друзей, а то и вовсе жили в заброшенных вагончиках, но он всегда находил их. Бабушка прощала его, когда он бросал пить, слёзно извинялся и активно работал. Вскоре он срывался: история повторялась снова и снова, пока их дети не выросли, став достаточно сильными, чтобы дать отпор. Бывало, что они связывали его, затыкая рот носком или тряпкой. Когда маме было четырнадцать, он побежал на неё с ломом — от страха, она застыла на месте. Вдруг из неё вырвалась злость: она выхватила лом и замахнулась на него, но дедушка успел убежать. В свои восемнадцать мама покинула отчий дом — она взяла с собой подаренную бабушкой швейную машинку «Зингер», фотоальбом, чемодан и авоську с едой. Семья провожала её на перроне. Поезд тронулся. Заливаясь слезами, мама смотрела на бабушку: «Когда-нибудь я заберу тебя от этого тирана-алкоголика к себе». Но этому не было суждено случиться. Очень скоро мой дедушка зарубил бабушку

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:42
топором...

Семья
Брак моих родителей был полон сложностей и конфликтов. В двадцать три года мать забеременела Андреем — к этому времени у отца было двое сыновей от разных жён. Папе было совестно оставлять её - студентку - с ребёнком на руках и ещё одного сына без отца. Вскоре они поженились. Отец ходил в море, исправно платил алименты, а по возвращению регулярно выпивал. Мама всю себя отдавала воспитанию — не смотря на проблемы в учёбе, она получила диплом историка-педагога, однако по специальности не отработала ни дня. Андрей развивался очень быстро: рано начал говорить и читать; в четыре года знал наизусть детские стихотворения Пушкина. Вскоре родители начали замечать странности в его поведении — было решено показать Андрея психологу; психолог направил к психиатру, где врачебная комиссия поставила ему диагноз «аутизм».
Середина девяностых: первая чеченская война и банковский кризис. Родители жили очень скромно — денег едва хватало, чтобы прокормить семью. Когда папа вернулся с моря, мама сказала, что забеременела двойней — папа схватился за голову, оперевшись локтями о стол, и просидел так два часа в полной тишине...
Пока отец был в море, мама оставалась с тремя детьми. Наше рождение травмировало психическое состояние Андрея: он начал сбегать из дома; у него развилось заикание. Однажды он уехал на автобусе в соседний город... Здоровье отца начало ухудшаться: в конце девяностых у него было предынфарктное состояние; в двухтысячном году ему диагностировали сахарный диабет. Плохое состояние здоровья — это приговор для моряка. Ему пришлось осесть на берегу, перебиваясь случайными заработками. К счастью, у отца всегда были хорошие связи на протяжении всей карьеры: он пользовался авторитетом у коллег в пароходстве. В скором времени он устроился инструктором в то же пароходство.
Ещё в начальной школе папа мечтал стать моряком, а моряки женаты лишь на море — без выхода в море отец лишился жизненного призвания. Папа стал чаще выпивать, тогда мама увидела в нём другого человека, из-за чего они постоянно ссорились. Не смотря на свою ненависть к алкоголю, мама сдалась и начала выпивать вместе с ним... У них не было запоев — они работали, полностью выполняя свои обязанности, но к вечеру снимали напряжение рюмкой. Из детства я помню постоянные скандалы и ругань между ними: когда нам было по шесть лет, они пару раз дрались. Все эти разы их разнимала Даша...
Хоть они и жили вместе, но в их головах произошёл развод и отторжение друг друга: нас с сестрой бессознательно разделили, выстроив созависимые отношения — мама со мной, а папа с Дашей, из-за чего они также бессознательно выплёскивали свои конфликты друг с другом на нас — папа на меня, а мама на Дашу. Наверное, поэтому мы с сестрой такие разные...

Кто виноват?
Родители любили меня, хоть и проявляли свою любовь травматичным образом. Папа дважды откачивал меня, после травмы головы и болевого шока. Мама водила нас в институт развития ребёнка, где дошкольные педагоги давали нам хорошее образование. Жаль, что родители не смогли разглядеть моих творческих способностей и реализовать их в полной мере... Нас с сестрой всегда пытались чем-то занять: мы ходили на танцы, вокал, бадминтон, дзюдо (единственный вид спорта к которому я хоть как-то проявлял инициативу), парусный спорт — ничего из этого не интересовало меня, я просто любил либо смотреть телевизор либо читать... У меня была тяга к рисованию и лепке, но водить двоих детей на один кружок было намного проще. Тяжело воспитывать двойняшек в несчастливом браке, особенно, когда обоим родителям нужно ходить на работу. Я всегда буду благодарен им за то, что они вырастили во мне литератора: раньше мама писала стихи и всегда обращала наше внимание на внезапную красоту, кою можно увидеть в нашем грязном и бедном городе; вечером она читала нам стихотворения и сказки. Своё первое стихотворение я написал в одиннадцать лет, посвящённое Великой Отечественной Войне. Папа никогда не принуждал к чтению, однако всегда мог заинтересовать нас книгами. Уже в тринадцать лет я брался за Гюго и Бальзака, а в шестнадцать полюбил Маркеса, после чего

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:42
начал пробовать себя в прозе. На протяжении всей сознательной жизни творчество было моим лекарством и смыслом. Если бы не перо, то шприц оказался в моей руке намного раньше — тогда бы я сгорел очень быстро, вероятно, покончив с собой.
Кто виноват, что я вырос наркоманом с букетом травм и психическим расстройством — Телевизор? Генетика? Мама? Папа? Дедушки? Бабушки? Великая Отечественная война? Советский союз? Чингисхан? А, главное, что мне даст этот поиск виноватого?! Неужели в этот миг мои проблемы исчезнут?!! Поиск виноватого никогда не лечил душевные болезни, а лишь являлся способом бегства от ответственности. Зная обо всех последствиях, я осознанно выбрал этот путь будучи подростком в поиске бегства от пугающей реальности. Мне всегда нравилась трагедия наркоманов в кино, возможно, я там видел и себя... Позже я лгал самому себе, что наркотики нужны мне для вдохновения — это самая большая ложь! Наркотики не расширяют, а сужают сознание. Ни один наркотик не сделает тебя Берроузом, Бодлером, Кобейном, Уорхолом или Деппом. Всякий талант реализуется путём знания, опыта и упрямого труда — главное, никогда не сдаваться!


Меня никогда не отпустит!

Это страшный приговор, а не экстатический вопль! Конец января-середина февраля сжимаются в отвратительный негатив — тут нет раздумий и возвышенного слога, а только соль, безумие и мерзость.

До сих пор не понимаю как такое могло случиться?.. Нельзя думать о мистике, иначе ты сойдёшь с ума. Нельзя объяснять явления; свои чувства и действия под солью мистикой — тогда ты точно сойдёшь с ума!
Стоило мне один раз удачно сыграть в рулетку на известном - будь он проклят! - сайте как соль посыпалась мне в руки, ноздри, лёгкие, вены. Восемнадцать фишек; десять фишек; одна фишка — едкий запах рока стал заполнять моё пространство... То я свороню клад Феи, то мне позвонит Ж. с воплем: «Я получил зарплату!», то на пороге моей квартиры нарисуется Н.... Так жить нельзя! Но ты продолжаешь... Можно ли это назвать жизнью? Ты настолько заебал фармацевток круглосуточных аптек, что они специально не продадут тебе баян меньше десятки! Попаду, хули... Но не только попаду, но и подниму, разведу, свороню, украду, двину, наебу! У-у-у-уу... Стоп! With your fear (feet??!) in the air and your head on the ground...
Я сильно похудел, огрубел, стал озлобленным и агрессивным, потому что чувствовал опасность повсюду. Мне было невероятно тошно от себя, но я не останавливался. Часто принимал марихуану поверх альфы, но она не помогала — загоны как были, так и оставались, а движение мыслей замедлялось. Я казался себе мёртвым... Ты не спишь по трое-четверо суток, погружаясь в безумие с каждым часом, потом эта мерзость у тебя заканчивается — один день спишь, другой отъедаешься, а на третий хочешь ещё. Даже если не захочешь — она всё равно появится! Я снова начал подворовывать деньги у родителей — по чуть-чуть, но рано или поздно жадность возьмёт верх и я обязательно спалюсь. Я ненавижу себя!
Дневник давно заброшен, поскольку мне стыдно продолжать его вести, ибо я оказался безвольным треплом и навечно обречённым. Но всё же я попытался... После прочтения первой и последней главы дневника я понял, что ничего не изменилось, а кроме меня никто не виноват! Тихий сэлфхарм или громкий псих? Благо я был дома один и шквал ненависти не рванул на родных и самых близких. Я начал колотить стены; метать книги в разные стороны: Джойс, Сартр, Петрарка, Бердяев, Гоголь, Саша Чёрный... Маленький сборник Дениса Давыдова пережил четырёх Генсеков КПСС и одного Президента, но не пережил удара об угол шкафа. В этот миг я очухался — это был подарок отца... Я ударил его пяткой и отопнул в сторону...

После погружения в нечистоты марафонов и безумия мне, подобно рыбе, нужно вынырнуть за глотком свежего воздуха. Совесть вынуждает меня сделать перерыв в виде очередной попытки «начать жить». Я снова занялся фитнес-тренировками; возобновились поиски работы. Мне пришла в голову здравая мысль, что приятная фотография в анкете увеличит мои шансы в трудоустройстве. Я отправился в фотосалон. Фотографии получились настолько удачными, что его

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:42
владелица попросила разрешить их использование в качестве рекламного образца. Мне так хочется начать жить нормально, а как оно — я знать не знаю, могу лишь создавать видимость на какой-то период.
Человек обретает силу в смирении, когда борется «за свободу», а не «от зависимостей» — зная все механизмы, почему ты извечно возвращаешься в то же место? Меняется только уровень. Отрицание отрицания??? Бред. Это применимо только в диалектическом ключе развития определённых теорий и концепций, но не применимо к социальной и моральной деградации субъекта. Однако, в своём случае я могу усмотреть некую полярность данной теории. Если Ленин интерпретировал диалектику Гегеля в образе восходящей спирали, то в моём случае эта спираль нисходящая. Ты плывёшь по течению: тёмные воды уносят тебя в губительную воронку, из которой невозможно вырваться. Когда ты тонешь, то начинаешь барахтаться, пытаясь нащупать дно, чтобы оттолкнуться от него ногами и вынырнуть. У каждого свой уровень дна; ограниченные ресурсы кислорода в крови — можно захлебнуться так его и не нащупав. Моё дно оказалось ближе, чем я думал...


Конец февраля

Трагедии и роковые случайности врываются в нашу жизнь без стука. Порой мы с такой уверенностью идём по порочной тропе, что забываем оглядываться по сторонам.
Я теряюсь в мыслях и днях, возможно, вы найдёте меня на той самой порочной тропе, усыпанной цветастыми изоленточками, изрытой ямочками, вдоль которой валяются использованные инсулинки, окровавленные ватные диски и осколки от бутылок из под крепкого алкоголя. Будьте осторожны, если вдруг захотите прогуляться по короткому пути к могиле — бывает достаточно пары шагов, чтобы заблудиться безвозвратно. Думаю, вам не составит большого труда отыскать меня именно там, правда, на этом пути ни я и ни вы не найдёте себя никогда.

Многие наркоманы в ремиссии начинают заливать внутреннюю пустоту алкоголем, что напротив толкает их к рецидиву. На одной из тусовок я познакомился с Ф. — он недавно закончил вахту и во всю отмечал своё возвращение. Я виделся с ним от силы раза два, однако моя дурная слава доходит и до малознакомых мне людей. Ф. не был наркоманом, но в пьяном угаре ему очень сильно захотелось мефедрона — обычное явление для большинства тусовщиков. Торчки легко втираются в доверие благодаря способности «жить здесь и сейчас». Увы, мы не относимся к той категории людей, которым следует доверять. Воспользовавшись ситуацией, я нагло кинул парня на стафф — так у меня оказался грамм мефедрона. Навряд ли он побежит заявлять в полицию о мошенничестве, к тому же в этом есть некий жизненный урок для потерпевшего. В мою сторону тут же посыпались угрозы. Учитывая мою шаткую на тот момент психику, я сам пообещал накидать ему в кабину при первой же возможности.
Когда закончился мефедрон, я взял 0.1 солей. Нашёл не сразу, но на закладке познакомился с П. — двадцатилетний гопник из деревни; бывший боксёр. Обычно это неприятные встречи — порой мне приходилось агрессировать, докопавшимся до меня людям, сжимая в кармане выкидной нож или перцовый спрей, но почему-то П. не внушал мне никакого опасения и мы разговорились по дороге. Он нашёл своё, а я нет. П. дружелюбно подогрел меня и мы разошлись. Позже мне подсобила Фея, кинув солевой свёрток с двенадцатого этажа многоэтажки.
Ночь порно-сёрфинга и паранойи переплетается с отвращением. Непродолжительный сон и всепоглощающая мерзость... В такие моменты одиночество становится невыносимым. Кроме того, мне жутко не хватало женского внимания, хотя бы в качестве компании... И тут я вспомнил про Д. — бывшая гоу-гоу танцовщица, вечная тусовщица и хроническая похуистка. Она живёт в двухкомнатной квартире деревянного дома на другом конце города, что досталась ей в наследство от дедушки, умершего от рака поджелудочной железы. В свои двадцать два года Д. не продержалась ни на одной работе больше месяца, поэтому она жила на попечении матери и бабушки. Когда-то мы зажигали пару дней, что завершились не самым лучшим сексом, напоминающим акт некрофилии: у меня четвёртые сутки внутривенного метадона, а в Д. содержимое бутылки водки. Мы хоть и не

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:42
были близкими друзьями, но всегда поддерживали хорошие отношения. Осталось сесть на автобус и зайти за тремя пивными баклажками...
Дома у Д. всегда царил беспорядок, до которого мне никогда не было дела. Длинная майка, короткие шорты, тонкие следы порезов на длинных ногах, томный взгляд, бледная кожа и волосы забранные в пучок — она казалась свежей и уставшей одновременно. Меня начал возбуждать запах её тела вместе с сонной атмосферой в квартире, к тому же на ней не было бюстгальтера, что я почувствовал при объятии, но после солевой ночи любые мысли о сексе вызывали у меня неприязнь и в первую очередь к себе.
После двух стаканов пива мне стало легче. Больше всего мне нравится в Д. это то, что её легко рассмешить. Вскоре я совсем отошёл от неприятного самочувствия: мы смеялись, вспоминая времена совместных тусовок и общих знакомых. У меня есть одна нескромная особенность — инспектирование чужих аптечек с целью выявления психоактивных препаратов. Помимо двухкомнатной квартиры с советской мебелью, дед оставил в наследство своей внучке пару замечательных предметов, которые явно не указал в завещании... Пять ампул трамадола в упаковке и блистер с десятью таблетками феназепама по одному миллиграмму. Разразившись радостным воплем, я побежал обратно в комнату Д., подняв пивной стакан:
— За твоего деда! Как жаль, что злодейка с косой забирает из жизни таких замечательных людей! — я драматично закрыл глаза ладонью.
— И чо ты там нашёл? — спросила Д., лениво подняв голову со спинки дивана.
— Трамадол с феназепамом. Так как эти препараты, в частности трамадол, находятся в списках перечня наркотических и психотропных веществ, подлежащих контролю на территории Российской Федерации, я вынужден их конфисковать с последующей утилизацией.
— Да забирай, если хочешь! Главное, у меня не колись.
— Договорились! — утвердительно кивнув, я сел обратно к подруге на кровать с полуполным стаканом пива.

Вернувшись домой уже к позднему вечеру, я сделал себе внутривенную инъекцию трамадола. Алкоголь усиливал умеренный седативный эффект слабого опиата, но желание продолжать пить пропало полностью. Толерантность к трамадолу растёт очень быстро, поэтому на следующий день мне приходилось наращивать приход одной таблеткой феназепама — таким образом я растянул анальгетик на три инъекции, позволив некогда воспалённому сознанию, отдыхать в приятной истоме.

Каким ветром меня занесло на солевой притон? Одежда болталась на худом и истерзанном теле, словно парус на мачте. Как же часто вой ветра заглушал во мне голос рассудка... На притонах я всегда ощущал себя лишним: тупые ёбла, тупые шутки, раздражение и морось — всех связывает желание уебаться. Чаще всего мужское общество иерархично: хозяин притки, чел со стаффом, а между ними крутится девочка-торч — все остальные «пассажиры». Мне самому ни раз приходилось размениваться гордостью и самоуважением, пребывая в зависимом положении пассажира. Хозяин притки был моим давним корешом, спонсор вечера — приятелем, а девочка-торч — хорошей знакомой. Я оказался в нужное время в ненужном месте. Поначалу всегда весело. Потом вечно что-то идёт не так. Заморочки и загоны не заставляют себя ждать. Становится невыносмо мезрко от пребывания в одной и той же сраной атмосфере. Было много соли и синтетического гашиша — мракобесие продолжалось до вечера следующего дня.

Молодой человек с понурой головой идёт по первому снегу... Тебе мало будет всегда! Существует так называемый «эффект маятника»... Тебе мало будет всегда! Люблю зимнюю прохладу. Люблю иней на деревьях. Люблю колючие сорокаградусные морозы, сухой и шершавый снег под ногами. Люблю нежное ванильно-голубое небо, переходящее в алое зарево.... Тебе мало будет всегда! ...я очень люблю свою двойняшку. Каким бы холодным и эгоистичным уёбком я не был — семья остаётся тем единственным, что я проебу в последнюю очередь... Тебе мало будет всегда! Меня никогда не отпустит и мне мало будет всегда!..
Я опять вернулся в то состояние, от которого спасался полгода назад. Люди бегут по делам, минуя центральные улицы города, а ты витаешь среди них — призрак, ссутулившийся

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:42
под натиском бремени от проёбанных на деградацию лет. Я попытался...
Никогда не полагался на Божью милость или иные «Высшие Силы» — никто и ничто не решит моих проблем, кроме меня самого. Надежда не светит ярко — это догорающая лампочка в табличке «EXIT». Многие считают наркоманию праздностью и порочной блажью, не задумываясь о ней, как о неизлечимой и дорогостоящей болезни. Клеймо наркоучёта лишь усложняет жизнь наркозависимого, который нуждается в социализации: даже здоровые люди с высшим образованием испытывают трудности в поиске работы. Анонимные консультации нарколога; длительная работа с психотерапевтом; качественные лекарственные препараты; частные реабилитационные клиники (где лечат, а не калечат) — это не подъёмно для семьи, едва сводящей концы с концами. К сожалению, Правительство не интересует ничего, кроме новых налогов, ибо на программах социального развития воровать очень сложно. Да и кому нужны эти сраные торчки?! У нас и без них проблем хватает!
NO EXIT.

Когда случается что-то страшное, небо становится невероятно красивым, покрывая серость безликой провинции самыми нежными тонами, пока город не утонет во мгле.
Родители не были рады возвращению блудного сына, пропавшего почти на двое суток, и, не отвечающего на телефонные звонки. Скандалы и ругань являются привычным делом для нашей семьи. Я закрылся в комнате с криком: «Отъебитесь от меня! Хорош лежачего пинать!»
Чувствую, что дошёл до ручки. Крайности меня никогда не отпустят! И всё же... Я принялся мутить ещё, продолжив бегство от себя.
Звонок пьяному Ж. Он недавно получил аванс. Сев ему на уши, я нарулил денег на полку солей. Мою последнюю полку солей... Морозы атаковали наш Северный край с небывалой до этого мощью — за окном температура упала до минус сорока градусов по Цельсию, что нисколько не умаляло моё желание шлёпнуться альфой по вене.
Найти деньги и оформить заказ на про̀клятом сайте — это даже не половина дела. Нужно ещё дойти, найти, забрать и беспрепятственно вернуться. Когда я иду на «дело», то стараюсь быть выбритым, одевшись со вкусом в брендовые вещи, если вдруг понадобится зарядить телефон в каком-нибудь заведении или обратиться за помощью к незнакомцам. Порой, за моей приятной наружностью скрывается редкостная мразь —беспринципная и эгоистичная.
В автобусе я ощущал ненависть, обжигающую меня изнутри. Моё лицо было отрешённым и немного озлобленным. Кажется, до места совсем недалеко... Жадность и злость были моими спутниками, заставляющими метаться из стороны в сторону, дабы отыскать чёртову закладку. Телефон предательски сел на морозе: я захожу в кафе неподалёку, делая чувственное и приветливое выражение лица. Официантка была со мной очень мила — успел наплести какую-то слащавую чушь, выдуманную на ходу. Она дала собственную зарядку, а я ждал минут пятнадцать, пока смартфон включится. Я блуждал вокруг проклятого места по сорокаградусному морозу, то забегая зарядиться в шаурмечную, то садясь в машину к таксисту, вызвав у последнего озабоченность моей сложной ситуацией при помощи очередного вранья.
Не знаю какими путями я шёл, но точно помню, что обходил одни и те же дома, улицы, перекрёстки. Почему же я настолько упёрт и изобретателен в своём саморазрушении?! Даша была права — моя голова работает не в том направлении, особенно, когда в ней остаётся память о неестественной эйфории, выжимающей катехоламины из синапсов нейронов, словно губку. Потерянный счёт времени... Я ужасно замёрз, но смог добраться до адреса! Телефон снова садится, вдобавок я не привык носить зимой перчатки... Рылся голыми руками в снегу, пытаясь найти свёрток в красной изоленте, отбегая в подъезд деревянного дома, безуспешно отогревая руки, пока не взял оттуда деревянную лопату, роя всё подряд. Мания взяла надо мною верх: «Пожалуйста, найдись! Господи, до чего же я себя довёл?! Пусть это будет моей последней закладкой!!! Даша, Дашенька, прошу, похить меня и отвези к тому деду — так больше жить нельзя! Я дошёл до ручки...» — вдруг между пальцами образовался лёд...


Пальцы

Ты чувствуешь обморожение далеко не сразу — кровь отступает от повреждённых

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:42
сосудов, а позже тебя ждёт пронзительная и невыносимая боль, когда она снова к ним вернётся. Пережить боль после обморожения гораздо легче, чем боль от осознания того, что ты потерял пальцы на закладке...
Уже продрогшим и с синими губами я начал стучаться в машины такси неподалёку от злосчастного места. Увидев меня, неравнодушная женщина согласилась довести до дома, с ней был мужчина, которой решил удостовериться, что я точно отправлюсь домой и передал сына с обморожением в руки пожилым родителям.
Дома была паника. Мне очень жаль стариков, коим на старости лет достался такой бедовый сын. Я стонал и ругался — кровь начала поступать к повреждённым сосудам. Мне вызвали скорую помощь, после чего я отправился на приёмный покой.
Я бы дал той боли по десятибалльной шкале все десять — настолько она невыносима. Персонал приёмного покоя не отличался сочувствием и терпеливой вежливостью к пациентам. Тяжела работа сотрудников медучреждений: если они не получают достойную заработную плату за свой труд, то эта сфера деятельности обрастает прямой и пассивной агрессией. Не обошлось без словесных перепалок с персоналом:
«...Понабирают хабалок с улицы, кое-как отучившихся, а те потом ходят с гордым званием «сестёр милосердия», засунув палец в жопу, и, задрав нос» — сказал я с оскалом боли на лице, после чего медсёстры начали кудахтать ещё сильнее. Мне было всё равно на их кудахтанье — я, загибаясь от боли, просил обезболивающее. Когда у меня взяли анализы крови, перевязали руки и вкололи обезболивающее, я наконец-то успокоился. Меня проводили в палату хирургического отделения, где вскоре я отдался глубокому сну.

Утром меня разбудила женщина в белом халате:
— Ну, рассказывайте
— Что Вам рассказывать? — удивлённо спросил я, пребывая в лёгком и кратковременном испуге от перевязанных рук и больничной палаты.
— Как руки отморозили? Что это были за выпады на приёмном покое с Вашей стороны?
— Эм... Ну, начнём с того, что персоналу приёмного покоя было бы полезно пройти повторный курс медицинской этики и...
— Как руки отморозили? — перебила меня женщина
— Ну, пьяный был. Телефон провалился под мосточки...
— Употребляли что-нибудь, кроме алкоголя?
— Нет, что Вы?!
— Да, что Вы говорите! А как в Вашей крови оказался целый коктейль из стимуляторов, эйфоретиков, опиатов, бензодиазепинов, каннабиоидов и марихуаны?
— Собственно говоря, а Вы кто? — я опешил
— Я врач психиатр-нарколог — ответила женщина в белом и тут мне стало не по себе: «Ещё и наркоучёта для полного счастья не хватало!» — подумал я.
— Давно употребляете? Состоите на учёте у психиатра или нарколога?
— Употребляю эпизодически. На учёте не состою ни у одного, ни у другого. Обращаюсь иногда на приём за флуоксетином или транквилизаторами — после моих слов психиатр-нарколог сделала что-то записала в блокнот.
— Карбамазепин и галоперидол как переносите?
— На первый у меня аллергия, а второй мне нафиг не нужен! — возмутился я.
— То, состояние, в котором Вы поступили...
— А по каким критериям Вы расцениваете моё состояние, как острое психотическое?! К чему такая необходимость?
— Раз мы переходим на терминологию, Вам знакомо такое понятие, как коморбидность?
— Да, им обозначают сопутствующие психические расстройства.
— Ваше агрессивное состояние и этот наркотический коктейль внушают мне опасение, поверьте, я хочу Вам помочь, но кроме галоперидола и карбамазепина у нас ничего нет! Я бы с радостью подобрала Вам хорошие атипичные нейролептики — психиатр-нарколог перешла на спокойный, дружелюбный тон в ответ на мой возмущённый взгляд.
— Вот сами его себе и колите! В данный момент, я не представляю угрозы для себя и окружающих; дееспособности я не лишён, поэтому имею полное право отказаться от назначения! — мой голос стал металлическим от злости. Психиатр-нарколог что-то записала в блокнот и сказала:
— Я Вас услышала, но в скором времени мы ещё увидимся
— Надеюсь, что нет — буркнул я и отвернулся лицом к стене, продемонстрировав нежелание продолжать диалог. Спустя десять минут я снова заснул.

Две недели я пролежал один в больничной палате хирургического отделения с

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:42
перевязанными руками, слушая бесполезные подкасты на Ютубе, пока мои обмороженные пальцы сгорали от некроза. Временами я корчился от боли, без конца надеясь, что их удастся спасти...
Отрицание сменяется гневом. Я просил трамадол и ежедневные перевязки, но после того, как эти просьбы были проигнорированы, мой гнев реализовался в сэлфхарм. Разбив гранитный стакан в полотенце, я принялся наносить себе глубокие порезы на предплечья, плечи и бёдра. Мне стало легче... Тёплая кровь текла по рукам и ногам; капала на пол и никак не останавливалась. Пришлось вызвать медбрата, чтобы он помог остановить кровотечение. Молодой человек громко ругался, перевязывая кровоточащие раны, пока я сидел и улыбался. Дежурный хирург вызвал санитаров психушки, желая избавиться от проблемного пациента. Когда они прибыли, я спокойно объяснил, что ни в коем случае не хотел губить себя, а лишь привлечь внимание к своим нуждам при помощи провокации. Дежурный хирург негодовал:
— Да, он невменяемый! А ещё ходит и в чужие палаты заглядывает!
— Э! Чо за наглый пиздёж?! Вы лучше толстяка с собой прихватите — он явно что-то путает!
— Раз попытки суицида не было, то нам нет смысла его госпитализировать в стационар. Можем вколоть ему успокоительное
— О, давайте! Хоть просплюсь хорошенько — пока здоровенный и грузный фельдшер набирал феназепам в пятикубовый шприц, я строил дебильные рожи дежурному хирургу и надувал щёки. После инъекции (высокой дозировки) отечественного транквилизатора, я постепенно начал проваливаться в сон.
В очередной раз меня разбудила женщина в белом халате. Психиатр-нарколог припугнула меня тем, что в следующий раз меня могут отправить в психиатрический стационар, где никто не будет пытаться спасти мои пальцы. Снова женщина в белом халате предложила мне галоперидол... Я отказывался, ссылаясь на экстрапирамидные расстройства — распространённый побочный эффект устаревшего лекарственного препарата. Она успокоила меня тем, что от одной ампулы ничего не будет. Мы сошлись на том, что я не буду отказываться от нейролептика, если его скорректируют феназепамом. Мне всё равно!

Кажется, я упоминал в первой главе о перспективе заживо гнить? Мои пальцы сгорают, как спички... Сначала они покрывались пузырями и из них сочилась сукровица, потом они начинали багроветь и темнеть. Я до последнего верил, что их удастся спасти или же надеялся, что пострадают только дистальные фаланги, но морфологические изменения были уже необратимы. Дабы развеять моё отрицание, хирург сдёрнул плоть с кончика безымянного пальца, что напомнило мне неприятную сцену с демонстрацией обморожения из фильма «Человек за солнцем/Отряд 731» — я ничего не почувствовал, кроме обиды. Обиды на самого себя... Потом они начали чернеть... Каждый отмерший миллиметр — это неописуемая горечь... У меня остались целыми только большие пальцы и мизинец на левой руке. На правой осталось четыре обрубка длинной до двух сантиметра, а на левой три пальца ампутированы до первой фаланги.

В эйфоретиках я искал любовь; в стимуляторах — силу и уверенность; в опиатах — притупление чувств и всё для того, чтобы избежать внутренюю пустоту и одиночество собственной души. За всё нужно платить, но наркотики обходятся слишком дорого: ты остаеёшся ни с чемя; изувеченым изнутри и снаружи. Отсутствие уверенности в себе; пустота и одиночество или извечное чувство напряжения — это то, что заставляет нас бежать от собственной тени.

Свет

Я искал себя и любовь в притуплении чувств в бесконечном бегстве от реальности или себя самого

Мёртвые кончики пальцев пытаются поймать эфемерные образы а пентакли сыпятся между ними в зияющую язву самолжи

Ржавая колючая проволока как терновый венец на челе мальчика который прибил себя к деревянному забору двадцатикубовыми шприцами
За что иль за кого ты страдаешь малыш?
Нет
Почему ты выбрал страдать разрухи сеятель пустынный?Сколько нужно потерять чтобы обрести жизнь?
Нет у него ничего кроме жизни и воспалённых глаз от вранья бесконечной рекламы
Плоскость баннера в которой мы одинаково несчастны, когда лежим на лазурном берегу или под мостом шмыгаясь в задутые

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:42
вены
Мы одинаково счастливы
Мы сравнили друг друга когда шли через площадь и искали короткий путь пока не пали на спину захлёбываясь от желчи посреди миражей
Я
Человек
А ты
Образ
Но мы оба живы пока о нас помнят пока мы не обретём забвенье
Жизнь есть только у одного из нас

Вы гордо прилипали к телевизору стирали пальцы о экран смартфона строгали ненужных детей запивали картофель фри газировкой близорукие искатели порнографии ебущиеся с эмпирическим страхом!

Завтра я подерусь у наливайки и выбью шейный позвонок упав на поребрик

Завтра я поймаю инсульт созерцая детское порно с маминого планшета сидя в дамских чулках с поясом посреди заброшки на дилдо

Завтра не раскроется парашют

Завтра я умру от стыда!

Завтра я посинею подавившись собачьими консервами где-то в бесконечных арках Невского проспекта

Завтра я сдохну в чьей-то матери извергая мёртвую сперму

Завтра я убью себя когда не смогу закончить последнюю строчку того говна что показалось мне шедевром!

Завтра я въебусь в карету реанимации выжимая гашетку на девятке с неисправными тормозами

Завтра я сгорю с бомжами в доме П.П. Гринфельда отдав дань наследию Крайнего Севера

Сегодня мои пальцы сгорают как спички!
Такие же ломкие
Скрюченные
Чёрные

Внезапно в больнице случился захват заложников
С МОИМ ДОЗНЯКОМ НУЖНО БОЛЬШЕ КАРФЕНТАНИЛА!Маргинальные лесбиянки подсыпают соли в кадило попу чтобы тот познал круги Ада и коррекционного изнасилования пока не сбросится с колокольни на паперть срывая стихарь со следами поллюции
Харакири над алтарём Пантелеймону
Сколько раз умереть чтобы жить?!
Сколько жить чтобы любить?
И всегда у себя буду Я
Болезнь Любовь Тюрьма и Непостижимая Божья Милость в облатке Эмансипации

Любовь
К матери отцу сестре брату жене супругу другу или самому себе
Неважно!
Она всегда прекрасна пока не примет формы извращённой нужды

Мы уродовали красоту принимая за красоту уродство

Меня отпустит перед восходом солнца когда его лучи перестанут казаться гноем от гидроденита в зеркальном коридоре.


27.03.21
Уже более двух недель я не употребляю алкоголь и наркотики. Чтобы исключить из своей жизни второе — нужно кончать и с первым, потому что зависимость от первого способствует рецидиву от второго. Обычно, стоит напиться, как вдруг алкоголь начинает казаться слишком скучным. Неожиданно тебе начинает хотеться перейти на «следующий уровень» посредством срыва ремиссии. Мне больше не хочется возвращаться к прошлому — я наконец-то обрёл спокойствие. Больше не нужно «мутить» и искать варианты: ты не просыпаешься утром, испытывая желание ширнуться и не бежишь на первую попавшуюся мазу, отбросив все дела. Алкоголь вгоняет меня в тоску — едва я почувствую опьянение, как мне начинает хотеться спать и я ощущаю себя очень слабым; не способным на решения и действия. У меня появилось время, чтобы осмыслять, а не бежать. Чистый разум, ясный взгляд, острый ум, стабильно приподнятое настроение, уверенность в себе — во мне воспрянуло всё то, что было подавлено. Помимо денег, здоровья, времени и нервов — наркотики и алкоголь забирают все внутренние ресурсы и силы. У меня нет абсолютного табу на алкоголь, поэтому я могу позволить по случаю встречи выпить одну или две бутылочки пива, но при этом буду испытывать лёгкий дискомфорт, как будто испачкался.
Книги и творчество стали занимать значительную часть моего времени, вытеснив все побуждения к неосознанному самоуничтожению.
Самое неприятное открытие это то, что мне не удаётся оценить то, насколько сильно я деградировал когнитивно и ментально: каких бы высот я добился? Чего бы постиг, будь моё решение избавиться от этих ядов раньше? Остаётся только гадать. Но одно я знаю точно — я буду продолжать свою борьбу! Наркотики забрали мои пальцы, сделав меня калекой, но теперь они больше не отнимут моей жизни. Я устал умирать в своих попытках бегства от реальности и наконец-то обрёл желание жить.


28.03.21 Папа всё


Ты ушёл и прощай не сказал —
Опустел без тебя наш очаг...
А в глазах горизонтом причал,
Вдруг отправился в небо моряк!

Не расскажут мне ветер и волны:

Богдан Гедоненко, сегодня в 22:42
«Где блуждает у папы душа?» —
Вдоль прибоя блаженной истомы
Он гуляет, идя не спеша.

Нам как будто вновь года четыре —
Ты не умер, а в море ушёл!
Тишина расползлась по квартире;
Тень свечи упала нам стол...

Для меня ты живой и здоровый
И катаешь верхом на плечах.
Обязательно встретимся снова —
Все стоят на песочных часах.

Сегодня на семьдесят первом году жизни мой отец покинул свет, так и не оправившись после двухнедельной борьбы с ковидом. Все две недели мы с семьёй ожидали тревожную новость, и каждый прожитый день давал нам надежду, что он всё ещё борется. Прошло шестнадцать дней. Я уж было вздохнул с облегчением, как сегодня Даша написала мне: «Привет, папа всё». Слёзы потекли по обеим щекам... Мама проснулась от моего плача. Когда я сказал ей, что «папа всё» — её затрясло. Мы с минуту проплакали в обнимку, в её взгляде читалось: «Что делать? И как мы будем жить дальше?!»
Ещё не было и двенадцати по полудню, как я пошёл за бутылкой вина. Нет, мне не захотелось нажираться и снова начать пить! Более того, мне не захотелось вмазываться героином, метадоном или закидываться зэнаксом — мне захотелось помянуть усопшего отца бутылкой сухого вина, запечатлев это ненастное утро в качестве последней страницы дневника моей борьбы с самим собой. Никогда ранее темпранильо не казался мне таким кислым и горьким, но этот сорт отлично подходит к солоно-сладким слезам, что скатывались к уголкам моего рта.
Папы больше нет... В тот день я сорвался и снова юзал с местными торчками (сначала на лирике, потом на солях). Помню, как лишившись рассудка, я украл у мамы две тысячи рублей с карты (ещё не зная о болезни отца). Последнее, что он видел было то, как я под раннее утро захожу в его комнату и вытаскиваю мелочь из копилки. Он уже тогда задыхался, сидя над ведром:
— Стой! Не бери...
— Я на проезд беру. На перевязку поехал — сказал я, показав ему в руках шестьдесят рублей.
— Какая перевязка?
— До поликлиники мне надо! — это были мои последние слова отцу...

Я мёрз на остановке и курил сигареты одну за другой. До меня доносились шумные разборки выпивох от наливайки неподалёку — я утешал свою ненависть, представляя, как пинаю их по красным рожам. Дождавшись первого автобуса я поехал на свою последнюю закладку. Шёл долго — временами сбивался с маршрута. Не дойдя до места, телефон предательски сел. Я смотрел похожие снежные прикопы и рыл... Бинты начали намокать, а пальцы мёрзнуть... Вдруг я испытал триггер, который навсегда отпечатался в моей памяти: «Сука, какое же я животное! Животное, которое в красную книгу не занесут, даже если весь вид вымрет! Это ж надо такой гнидосиной уродиться... Ничему жизнь не учит!» — я без конца ругал себя, ковыляя на остановку озлобленным, униженным, разъярённый от ненависти к самому себе. Пальцы снова болели, как при первом обморожении...
Рядом с моим подъездом стояла карета скорой помощи. Я не знал, что вот сейчас папу увезут и последнее, что он увидит это то, как я краду из копилки мелочь на проезд за закладкой, будучи калекой с перемотанными руками.

Папа всё... Его кончина не сломала меня — во мне обострилось желание бороться с внутренними демонами! Когда-то в четырнадцать лет, я сказал отцу: «Ты ещё будешь мною гордиться!» — папа любил меня... Он любил, покачивая головой; отплёвываясь после очередной моей выходки. Он всегда мялся всякий раз, когда его спрашивали о роде моей деятельности... Папа всё — он умер так и не возгордившись мной...
 

maryjaneismyloveforever

Активный Юзер
Регистрация
7 Ноя 2020
Сообщения
694
Ввиду большого объема текста - автор употреблял разные катиноны, искал закладку в мороз, обморозил руки и лешился части пальцев, а потом еще и его отец предпочел умереть от выдуманного коронавируса, когда увидел что сын забрал семейную мелочь на проезд?:LOL::up:
Оглядываясь на свой опыт, я с уверенностью скажу, что зависимость от мефедрона формируется сильнее и быстрее, чем от героина.
Сразу вспомнил Фитца Ладлоу который чтобы прославиться решил получить зависимость от конопляной настойки, перебороть ее и написать об этом. Смешно писать, но он на полном серьезе страдал от "зависимости" от конопли, боролся с нею и с трудом переборол. Ну а потом решил попробовать аналогично с опиумной настойкой с вполне ожидаемыми последствиями. Это получительный пример что нужно быть адекватным в своих оценках (оценка себя, оценка наркотика, оценка своих действий и т.д.), из мефедрона так себе наркотик и уж точно сравнение с героином неадекватно.
Автору следовало бы облагородить свое взаимодействие с наркотиками, относиться к ним (да и к себе) поуважительнее, ведь лишь они дают ему в жизни счастье и учат хоть чему-то (пусть и столь болезненным путем, но это все равно лучше чем ничего).
 

Asya

Тор4People
Регистрация
11 Авг 2010
Сообщения
1,017
Адрес
Москоусити
Хвала наркотикам
Ввиду большого объема текста - автор употреблял разные катиноны, искал закладку в мороз, обморозил руки и лешился части пальцев, а потом еще и его отец предпочел умереть от выдуманного коронавируса, когда увидел что сын забрал семейную мелочь на проезд?:LOL::up:

Сразу вспомнил Фитца Ладлоу который чтобы прославиться решил получить зависимость от конопляной настойки, перебороть ее и написать об этом. Смешно писать, но он на полном серьезе страдал от "зависимости" от конопли, боролся с нею и с трудом переборол. Ну а потом решил попробовать аналогично с опиумной настойкой с вполне ожидаемыми последствиями. Это получительный пример что нужно быть адекватным в своих оценках (оценка себя, оценка наркотика, оценка своих действий и т.д.), из мефедрона так себе наркотик и уж точно сравнение с героином неадекватно.
Автору следовало бы облагородить свое взаимодействие с наркотиками, относиться к ним (да и к себе) поуважительнее, ведь лишь они дают ему в жизни счастье и учат хоть чему-то (пусть и столь болезненным путем, но это все равно лучше чем ничего).
Хвала наркотикам!!! Ура!
 

maryjaneismyloveforever

Активный Юзер
Регистрация
7 Ноя 2020
Сообщения
694
Я тоже так думаю когда иду по улице и смотрю на людей. Воистину хвала им родимым, что позволяют мне не быть таким чмом.
 

Asya

Тор4People
Регистрация
11 Авг 2010
Сообщения
1,017
Адрес
Москоусити

Ташкент

Логик Абсурда
Команда форума
Модератор
Тор4People
Регистрация
24 Мар 2014
Сообщения
7,841
Адрес
ТашкенТ
Это сильно, Бодя... Жаль пальцы, конечно. Я твои произведения, читал по диагонали, это первое, которое, прочёл внимательно. Мне понравилось.

ЗЫ. Руки кармически связаны, со способностями.
 

Мирам

Тор4People
Регистрация
1 Фев 2013
Сообщения
6,057
Адрес
Сибирь
Это сильно, Бодя... Жаль пальцы, конечно. Я твои произведения, читал по диагонали, это первое, которое, прочёл внимательно. Мне понравилось.

ЗЫ. Руки кармически связаны, со способностями.
Да,есть стиль и жесть бытия без прекрас
я прочёл малую часть,пожзе прочту полностью
 

дрuгой

Юзер
Регистрация
12 Сен 2015
Сообщения
370
Ввиду большого объема текста - автор употреблял разные катиноны, искал закладку в мороз, обморозил руки и лешился части пальцев, а потом еще и его отец предпочел умереть от выдуманного коронавируса, когда увидел что сын забрал семейную мелочь на проезд?:LOL::up:
View: https://youtu.be/7m7Qrf6yh28



 

дрuгой

Юзер
Регистрация
12 Сен 2015
Сообщения
370
Это сильно, Бодя... Жаль пальцы, конечно. Я твои произведения, читал по диагонали, это первое, которое, прочёл внимательно. Мне понравилось.

ЗЫ. Руки кармически связаны, со способностями.
Спасибо, Серёга! Мне важно было показать тот мир, из которого не вернуться без ущерба для себя, когда ты по итогу остаёшься исколеченым изнутри и снаружи. Приходится предпринимать попытки начинать жить заново -- снова и снова, пока не научишься. К сожалению, нас (торчков) заставляют думать только трагедии, пока мы полностью не изведём себя или не обосрёмся по крупному. Моя задача была запечатлеть деформацию -- социальную, моральную, ментальную, физическую, а также людей вокруг себя. За всё нужно платить -- и это не самая страшная цена. Ещё - самое важное! - никого не винить, а брать ответственность на себя; осмыслять себя, а не бежать. Жаль, что я понял это слишком поздно и таким трагическим образом, но жизнь продолжается.
 

maryjaneismyloveforever

Активный Юзер
Регистрация
7 Ноя 2020
Сообщения
694
Кстати, опера "Паяцы" XIX века очень подходит к содержанию текста т.к. точно также как он нереалистично задраматизирована и рассказывает о бессмысленных убийствах из ревности - ревность это тоже проявление зависимости.
Мне важно было показать тот мир, из которого не вернуться без ущерба для себя, когда ты по итогу остаёшься исколеченым изнутри и снаружи.
Нельзя дважды войти в одну и ту же реку, развитие всегда связано с потерей прошлого состояния. Дороги обратно после наркотиков нет, но ее нет не потому что наркотики это мифический демон который будет преследовать, а потому что благодаря наркотикам мы переростаем самих себя. Если человек не может этого понять и наивно пытается вернуться обратно, то он лишь может себе навредить но никогда не вернутся к отправной точке. Конечно, никакой дедушка в изолированной местности или волшебные врачи тут не помогут.
 

Мирам

Тор4People
Регистрация
1 Фев 2013
Сообщения
6,057
Адрес
Сибирь
потому что благодаря наркотикам мы переростаем самих себя. Если человек не может этого понять и наивно пытается вернуться обратно, то он лишь может себе навредить но никогда не вернутся к отправной точке.
:ziga:

только через боль можно стать лучше
никак иначе


...сука
чёж так всё устроено,обязательно должно быть хуёво,на халяву лишь дырка от бублика
 
Последнее редактирование:

дрuгой

Юзер
Регистрация
12 Сен 2015
Сообщения
370
То, что нас не убивает -- нас не убивает, а не делает сильнее, но раздрачивает, что будь здоров! Не сломался -- делай выводы, сука! Не делаешь -- огребаешь.
Это автобиография без фальши и прикрас. Я зарёкся пилить нарко прозу на торч. Творчество спасает душу. Спасибо парни за добрые слова.
 

maryjaneismyloveforever

Активный Юзер
Регистрация
7 Ноя 2020
Сообщения
694
Не сломался -- делай выводы, сука! Не делаешь -- огребаешь.
Это автобиография без фальши и прикрас.
Друг, если ты имеешь ввиду что вывод из потери части пальцев в том что нельзя наркотики употреблять, то ты ошибся. На производстве люди часто калечатся, это ведь не означает что нужно прекратить использовать металообрабатывающие станки, опасное оборудование и т.п. Потеря пальцев была следствием обморожения, а то - неверных и упорных действий, да и наверняка само тело неприятными ощущениями неоднократно предупреждало что ты ведешь себя наверно морозя голые руки. Все люди всегда ошибаются по жизни т.к. не могут предсказать все возможные варианты развития событий, ошибаться нормально (даже если при этом тебе будет казаться что ты сорвал куш), ошибаться естесственно. Но нужно ведь делать выводы из своих ошибок, а ты явно ошибся с выводом т.к. обвиняешь абстрактные наркотики в своих неверных действиях.
 

Не Андрей

Активный Юзер
Регистрация
14 Фев 2020
Сообщения
790
да это карма , за угон инвалидного кресла
 

maryjaneismyloveforever

Активный Юзер
Регистрация
7 Ноя 2020
Сообщения
694
Он кресло у инвалида украл? Невелика потеря, на сколько я понял от знакомых инвалидов, сейчас им без проблем выдают инвалидные кресла, они зуб точат на государство по другим поводам, так что ничего, Рашка новое купит.
 

Не Андрей

Активный Юзер
Регистрация
14 Фев 2020
Сообщения
790

Эфи0п

Юзер
Регистрация
5 Июл 2020
Сообщения
262
Не, ну, что-то в этом есть, однозначно. Где-то затрагивает. У парня талант.
 
Сверху Снизу